Самое трудное в любом пути — это первый шаг. Но иногда последний шаг тоже сделать очень непросто. Самый простой пример — просверлить дырку в плотине, а спустя пару дней попытаться ее заткнуть. Не получится ведь без привлечения спецтехники. Да и с привлечением — не очень.

Взять, например, кампанию ЦБ по расчистке банковского сектора. Ведь все уже вычищено до блеска, как у кота. И такое чувство, что хочет регулятор остановиться, заткнуть эту дырку в плотине. Остановить «безумный принтер», штампующий приказы об отзыве лицензий и введении временных администраций. Но перфекционизм побеждает — всегда же можно найти среди полутысячи оставшихся банков козлищ, портящих стадо. И кампания продолжается. Потому что плотину уже размыло, механизмы не работают, банки зарегулированы до такой степени, что оставаться в рентабельной зоне, не нарушая, уже не получается. И раз запущенная схема вышла в режим самовоспроизведения.

Интересно при этом, что пошедшая «в народ» байка «Би-би-си» о том, что Владимир Путин через пару лет оставит местоблюстителем Эльвиру Набиуллину, никак не опровергается — не напрямую, конечно (ну кто настолько легкомыслен, чтобы опровергать измышления чуждых футурологов), но как сама возможность.

Все попытки последних лет со стороны бизнеса, журналистов или в меру и не в меру оппозиционных теоретиков-экономистов пожаловаться президенту на неправильный курс ЦБ оборачивались всегда только демонстрацией еще большего кредита доверия Эльвире Набиуллиной. Проблемы татарстанских банков на «прямой линии» полгода назад, огосударствление банковской системы на декабрьской пресс-конференции президента, стенания промышленников и предпринимателей по поводу завышенной ключевой ставки — все не впрок жалующимся.

При этом, похоже, после того как ЦБ реально добился снижения инфляции до уровня меньше 4% годовых (а в то, что это будет сделано осенью 2017-го, даже год назад верили только 10% экономистов и экспертов), подняли экономический престиж финансового мегарегулятора во власти на недосягаемую высоту. И, в общем-то, оправданно подняли, потому что хороша ложка к обеду, а в условиях российской экономики, которая не желает расти темпами быстрее 1,5—2% в год, при снижающихся доходах важно же иметь хоть какое-то неоспоримое достижение. А тут — не какое-то, но очень ценное и — повторюсь — своевременное.

Поэтому в последние недели перед праздниками президент, даже хваля правительство за успешную работу в 2017 году, как бы поставил в пример исполнительной власти ЦБ, великодушно делясь с правительством макроэкономической победой Банка России: «Работа ЦБ и экономического блока Кабмина помогла добиться минимальной в истории страны инфляции. Это хорошая основа для развития экономики».

Что на этом фоне какие-то мелочи в виде раздербаненного частного банковского сектора? Да они значения не имеют. Тьфу на них и на тех, кто об этом говорит. И апеллировать к президенту не имеет смысла. Он сейчас на другом сконцентрирован.

Потому решение о постепенном сворачивании «генеральной уборки» может принять только сам генеральный клининг-менеджер. То есть ЦБ. Трудно будет ему, конечно. Последний шаг большой кампании дается непросто. Я, например, понял это, когда летом получил тепловой удар на дистанции полумарафона. Если бы вовремя остановился, дошел бы до финиша. Но останавливаться не хотелось, поэтому финишировал на машине скорой помощи. Вот не хотелось бы так с банковской системой.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции