Для американской валюты прозвенел, так сказать, первый звонок. Доллар уже, конечно, предусмотрительно снизился по отношению к рублю на фоне роста нефтяных котировок, но все равно потери рубля составили в апреле 7—8%. А это уже не просто осадок, а неприятность существенная. Настолько, что известный экономист Яков Миркин высказался о возможности запрещения в России «валюты врага». «Чем больше санкций, тем выше вероятность запрета в России хождения доллара\...\ Эти и другие риски стоит учитывать в том, как мы распоряжаемся своим имуществом на «длинную дорожку», — написал он на своей странице в Facebook.

Все вокруг, конечно, сразу начали писать, что это полная глупость и мракобесие, что они-то держали Миркина за умного, а он вон чего предлагает. На это можно заметить, что Яков Миркин ничего такого и не предлагает, а скорее опасается. А это разные все-таки вещи. Другое дело, что в Госдуме иногда так подхватывают и дорабатывают привнесенные идеи, что порицание должно быть скорее за провокацию. Там, возможно, сочтут, что отменить хождение американской валюты будет неплохим шагом, потому что тем самым мы сможем укусить финансовую систему США за ее жирный бочок.

Помнится, в конце прошлого века, когда объем наличных долларов на руках населения оценивался в 20 млрд, многие тоже предлагали массово сбросить этот драгоценный груз, обвалив курс дружественной тогда валюты. Правда, даже тогда это было скорее шуткой юмора. А сейчас — какие шутки.

Но здесь хочется рассмотреть вопрос немного с другой точки зрения. Ведь после отмены хождения доллара он автоматически станет не только незаконным, но и дефицитным средством платежа. Редкостью и еще большей ценностью, чем номинал. А с таким зверем мы обращаться умеем.

У молодого, так называемого «непоротого» поколения еще есть иммунитет от дефицитного синдрома. Но семейная экономика — это не молодежь, а пожилые дяди и тети, которые предпочитают офлайновые магазины и обменники. И хорошо помнят, как некурящие азартно брали штурмом табачные ларьки в 1989 году, непьющие отоваривали талоны на водку в 1991 году, а ненавидящие кашу в любом проявлении, даже в виде ризотто, скупали крупу в магазинах в 1998-м. Потому что дефицит гораздо более твердая валюта, чем доллар.

Когда в России запретили хождение почти всех европейских сыров, то лучшим сувениром из зарубежной поездки стала санкционная молочка. Ее везли даже те, кто страдает от непереносимости лактозы, и особо чувствительные на нос. Потому что с сантехником сыром, конечно, не расплатишься, он специалист по другим ароматам, но подарок нужному человеку с правильной органолептикой сделать можно.

Если запретят хождение доллара (то есть, очевидно, операции с ним), это будет еще удобнее, чем с сырами. Все сразу начнут их коллекционировать и не тратить за рубежом, потому что здесь на него установится черный курс. И купить на американскую валюту можно будет много больше, чем сейчас. То есть те, у кого он есть, сразу окажутся в выигрыше. Те же, у кого доллара нет, и так не обидятся, им привычно. И с туризмом никаких проблем — в Европу мы ездим за евро, а в США уже не пускают даже экипажи самолетов «Аэрофлота». Поэтому никому этот доллар здесь не нужен, одно расстройство с ним и нулевая доходность по вкладам.

Поэтому Яков Миркин глупости не пишет. У нас же все действительно к этому идет. Антон Силуанов заявляет, что Минфин при необходимости легко заместит внешние займы внутренними, ЦБ Сирии предлагает использовать сирийский фунт и рубль для расчетов, а секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил на недавнем заседании межведомственной комиссии СБ по проблемам стратегического планирования о необходимости продолжить работу по повышению независимости российской финансовой системы. От чего независимости, не уточнил. Но мне кажется, что именно от доллара. Такие люди на мелочь не размениваются.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции