5 июня первую порцию на вентилятор в рамках «стресс-тест-гейта» набросил президент банка «ВТБ» Андрей Костин. В интервью зарубежному информационному агентству он заявил, что Центробанк уже провел стресс-тесты российских банков, но не спешит публиковать результаты, опасаясь «негатива». Заявление большого удивления не вызвало, ибо предынфарктное состояние многих кредитных учреждений не то что не секрет, но даже уже и не новость. ЦБ по идее должен бы это дело отслеживать, а значит, проводить стресс-тесты и иметь их результаты на руках. Иначе это уже не Центробанк, а непонятно что на палочке. Что касается нежелания раскрывать эти самые данные по стресс-тестам, то тут тоже удивляться не приходится: загонять проблему внутрь, пока она окончательно не созреет, — наш национальный вид спорта. Думаю, многие хорошо помнят выражение «островок стабильности» и видят то, к чему привели докризисные надежды на «пронесет».

Фраза Костина, быть может, осталась бы замечена только финансовыми журналистами, но на следующий день ее отпиарил замглавы Банка России Алексей Улюкаев, сообщив, что ЦБ никаких стресс-тестов не делал, а «ситуация в банковской системе вполне удовлетворительная». Простого опровержения Улюкаеву показалось мало, и он решил усилить пиар-эффект, выдав перл в лучших традициях нынешнего премьера: «А Костину надо оторвать ноги». За такую вкусняшку информагентства не ухватиться не могли, и фраза пошла в народ.

Впрочем, через короткое время последовало уточнение. Тот же Улюкаев вдруг вспомнил (или ему рассказали?), что Центробанк тесты все-таки делал, но не по отдельным банкам, а по всей системе разом: «Мы пока ограничились макропруденциальными стресс-тестами банковской системы в целом». Мне эта фраза напомнила незабвенного Егора Тимуровича с его «гомогенизирующим лидером» — из серии «послал так послал».

Если бы чиновники остановились хотя бы на этом этапе, то все бы ничего — ну кто-то кого-то не понял, бывает. В крайнем случае можно было бы, как всегда, сказать, что журналисты ничего не поняли и все переврали. Ан нет. В ход пошла по-настоящему тяжелая артиллерия. Сам министр финансов Алексей Кудрин в попытке добавить оптимизма участникам питерского форума сообщил: «Сейчас проведены стресс-тесты, по их результатам будет проведена санация. В результате устойчивость банков повысится». А первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов представил свою версию событий со стресс-тестами: «В целом по банковской системе не сделали, но по крупнейшим банкам сделали». Проще говоря, оба чиновника намекнули, что Улюкаев врет — и в целом, и в деталях.

Наконец, 9 июня Центробанк признал свое поражение в войне вранья. Директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский как ни в чем не бывало поделился с журналистами информацией о том, что главный банк, оказывается, эти тесты с начала года и вовсе проводит ежемесячно, но не по всем, а только по 30—50 крупнейшим банкам.

Вы будете смеяться, но и это еще не все. На арене сумасшедшего цирка появился новый персонаж — депутат Госдумы Анатолий Аксаков. Выяснилось, что ему (цитата по РИА Новости) «кажется, что они (ЦБ) проводят мониторинг сами, вводят различные параметры и тестируют отчетность». Кажется ему. Когда кажется простому депутату — это не страшно, кто такой депутат? Но г-н Аксаков — не простой депутат, он — член Национального банковского совета и глава Ассоциации региональных банков России. И ему «кажется», что ЦБ проводит тесты. А заодно ему сообщили в Центробанке, что под тестирование попадают «первые 200 банков». А не 30 и не 50.

Не знаю, что ждет героев этого не очень смешного анекдота. Скорее всего, сытная и долгая жизнь на прежних высоких должностях. Главное, что ноги у Костина, видимо, останутся на месте, — ибо, похоже, он как раз и не врал, уж не знаю, случайно или нарочно. С другой стороны, в России ноги отрывают и за правду, да пожалуй, даже чаще, чем наоборот. Печально только, что финансовая власть страны, с одной стороны, находится в настолько разобранном и разобщенном состоянии, что не может договориться о «рабочей версии» событий, а с другой — что ее представители позволяют себе откровенно хамить в отношении коллег. Это вполне ясно показывает общий уровень культуры людей, принимающих важнейшие решения, и уровень идущей между ними дискуссии. Ведь наверняка то, что нам показали, — только макушка айсберга. Какие грязные и запрещенные приемы используются «под водой», остается только догадываться.