Первый проект закона «Об инсайдерской информации и манипулировании ценами» был разработан ФКЦБ еще в 2000 году. Последняя попытка провести законопроект «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» не увенчалась успехом, в частности, из-за протестов СМИ. Одна из статей будущего закона написана так, что по ней можно было бы пересажать половину журналистов, пишущих на экономические темы. Тем не менее важность принятия этого многострадального закона очевидна.

Почему использование инсайда поставлено на одну доску с манипулированием и жестко преследуется? Во-первых, нелегальное использование инсайдерской информации можно рассматривать как воровство информации, например, у менеджмента или у собственников компании. Кроме того, инсайдерская торговля повышает рыночные риски для добропорядочных участников рынка и тем самым увеличивает стоимость привлечения рыночного фондирования. Чем больше инсайдерских злоупотреблений и манипулирования на рынке, тем более он волатилен.

Основной товар на фондовом рынке — информация. По мере движения по «пищевой цепочке» информация превращается в деньги. По мере распространения — усваивания в «пищеварительной системе» рынка — информация обесценивается, трансформируясь в цену. Цена аккумулирует доступную рынку и переработанную им информацию. Пока информация об изменении суверенного рейтинга никому на рынке не известна, она может стоить миллионы долларов. В первые секунды после официального объявления эта информация стоит существенно дешевле, через несколько минут она не стоит ничего — цены полностью «впитали» новые данные.

Информация может быть истинной и ложной. Участники рынка могут скрывать истинную ценную информацию и распространять ложную. Злоупотребление истинной информацией — нелегальная инсайдерская торговля, злоупотребление ложной — манипулирование рынком. Например, на рынок часто вбрасывается, иногда через респектабельные источники, ложная информация о важных корпоративных событиях — скажем, о сделках слияния и поглощения. Понятно, что распространение такой информации способно нанести ущерб участникам рынка.

Максимально возможную стоимость информации можно определить как ожидаемую прибыль, которую можно заработать с помощью этой информации. Если стоимость истинной информации может быть больше нуля, то стоимость ложной информации может быть отрицательной — она может причинить ущерб.

Информация, влияющая на поведение участников рынка, — не только сообщения о деятельности корпораций и т. п., но также и цены на рынке, заявки на покупку и продажу. Например, проводя ложные сделки, можно подавать ложные сигналы рынку.

ФСФР доказала только два случая манипулирования рынком. В 2007 году кипрский офшор Palmaris Holding Limited был обвинен в манипулировании ценами на акции компании «РИТЭК». С помощью фиктивных сделок этот офшор поднял котировки РИТЭК более чем на 30%. В 2008 году были обвинены в манипуляциях руководители ОАО «РичБрокерСервис».

Разбирательства по инсайду проводились неоднократно, но из-за отсутствия закона все ограничилось разговорами. В 2003 году ФКЦБ пыталась выявить инсайдеров на рынке российских еврооблигаций, цены которых стремительно выросли за полчаса до опубликования новости о присвоении агентством Moody’s инвестиционного рейтинга России. В 2004-м за 15 минут до официального объявления о повышении рейтинга России агентством S&P начался резкий рост котировок российских бумаг.

Казалось бы, инсайдерские злоупотребления и манипулирование — противоположные понятия, однако есть ситуации, когда они объединяются: скажем, известно, что заявления определенных чиновников существенно влияют, например, на валютный рынок. У этих чиновников может возникать искушение чаще делать такие неожиданные заявления, предварительно сообщая о них заинтересованным лицам.

Другой вариант объединения незаконного использования инсайда и манипулирования — наем банды «партизан» в Нигерии для взрыва нефтепровода при одновременном открытии длинных позиций на нефть. Впрочем, в законопроекте «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» ничего не сказано о «физических» действиях, единственной целью которых является воздействие на рынок.

Пока Россия остается заповедником для инсайдеров и манипуляторов, можно продолжать мечтать о превращении Москвы в международный финансовый центр. Впрочем, даже принятие соответствующего закона вряд ли существенно изменит ситуацию к лучшему — ведь закон может включать трехлетний мораторий на уголовную ответственность за использование инсайдерской информации.