Одна моя знакомая недавно устроила в своем блоге опрос читателей на тему «Как устроить себе безбедную старость». Ответов она получила много, но, как сама потом написала, все они оказались предсказуемыми. И — добавлю от себя — неправильными.

Заметим сразу, идеи «доверить этот вопрос государству» ни у кого не возникло. То, что государственная пенсия — это в лучшем случае пособие на выживание, и что ничего не изменится в ближайшие лет пятьдесят, никто не сомневается.

Зато первым же появился ответ «Ничего не делать», то есть работать до самого конца, пока есть силы и возможности. Эффективность такого решения, мягко говоря, вызывает вопросы. С одной стороны, может сложиться ситуация, когда работать так, чтобы обеспечивать себя всем необходимым, уже не получается, а пожить еще сколько-то хочется. При отсутствии личного «пенсионного фонда» это заканчивается нищетой. С другой стороны, с возрастом сложно сохранять эффективность, и если не стать сверхвостребованным, редким и дорогим специалистом, то даже «бег на месте» в плане доходов потребует все большего напряжения. Но если пахать с утра до вечера, то смысл этой пахоты как-то теряется.

Следующий очевидный ответ: «Родить и воспитать кучу детей, которые будут содержать меня в старости». Возврат к патриархальным временам и истинным ценностям, так сказать. Некая логика в этом есть, но традиционный подход сталкивается с изменившейся жизнью и, на мой взгляд, не выдерживает этого столкновения. В наше время «достойное воспитание» (которое со временем принесет дивиденды) включает в себя не только триаду «поститься (так как еды на всю ораву не хватает), молиться (на родителей) и слушать радио «Радонеж» (так как заниматься детьми родителям некогда)», но и приличное образование, недешевое оборудование (тот же компьютер), платные кружки и репетиторов и прочие радости жизни. На все это нужны деньги, которых с ростом числа детей становится, «как ни странно», не больше, а меньше. А нет денег — нет образования, значит, нет хорошей работы и доходов, достаточных на содержание родителей. В общем, экономическая эффективность «детской» стратегии вызывает большие сомнения.

Остальные пенсионные стратегии так или иначе связаны с инвестированием. Допустим даже, что опрашиваемым действительно есть что инвестировать в более-менее регулярном режиме. В качестве объектов инвестирования называются: квартира в Москве, квартира в Замкадье, квартира за рубежом, банковские счета и накопительное страхование жизни. С явным отрывом лидирует та или иная недвижимость — мечтатели полагают, что наличие купленной сейчас или в скором времени второй квартиры даст им стабильный доход от аренды, достаточный для безбедной старости. Это — явное заблуждение.

«Чистый» доход от сдачи жилья в аренду (после вычета расходов на ремонт, коммунальных платежей, налога на недвижимость и налога на доход с аренды) может быть достаточным для безбедной жизни только в очень отдельных районах страны и в очень особое время. Речь идёт, конечно, о местах и периодах, в которых происходит бурный рост экономики. Для успеха проекта «покупка инвестиционного жилья» необходимо угадать место, где через 20—40 лет экономика будет бурно расти. Я бы не решился делать такие предсказания.

Единственный способ более-менее разумно вложиться в такой ситуации — это покупать очень дешёвое жильё в очень плохих местах и ситуациях. Покупка собственности сразу после войны или революции, например, очень выгодное дело — и в Абхазии, и в Сербии, и в Молдавии, и в Восточной Германии в такие моменты можно было купить приличную собственность едва ли не за месячную зарплату. Или две. Прямо сейчас я бы присмотрелся к Белоруссии — период нестабильности в этом заповеднике рано или поздно наступит, а потом закончится. Тут-то и придет удачный момент для покупки. Но подобные инвестиции требуют смелости, свободного времени и множественности — часть проектов можно потерять из-за неопределенной ситуации с правами собственности или политическими переменами в нестабильных странах.

Кроме того, за несколько десятков лет, которые пройдут до момента, когда «инвестиционная» квартира начнет «выплачивать» хозяевам пенсию, в ее поддержание и ремонт будет вложено еще немалое количество денег, времени и сил.

В общем, быть рантье в области недвижимости — это прекрасно, но при условии, что деньги тебе достались по наследству, и их хватает на десяток-другой квартир в разных уголках мира. Для простых же смертных такие аферы чреваты неприятными последствиями.

Говорить про накопительное страхование в России и вовсе смешно. Опять вспомним о сроках: речь идет об инвестициях на десятки лет. Вспомните, что было в России 20 лет назад. Собственно, и России как государства тогда еще не было. Можно ли быть уверенным, что еще через 20 лет оно будет? Можно ли быть уверенным, что сохранится нынешний рубль, нынешняя экономическая система (как бы рыночная)? Я бы, пожалуй, не делал столь крупную ставку на сохранение стабильности в России в течение десятков лет.

Осталось накопительство. Но любые сверхдолгосрочные финансовые инвестиции — и тут уже можно говорить об универсальной ситуации, не только для России — в наше время не имеют смысла. В этом виновата сама природа современных денег, не имеющих самостоятельной или стабильной ценности. Это не хорошо и не плохо, это просто реальность: то, что мы сейчас называем деньгами, и то, что этим словом называли наши предки всего сто лет назад — совершенно разные сущности.

Концепция современных денег, основанных на доверии (кредитных денег), имеет свои положительные стороны: она позволяет резко ускорить экономический рост на коротких и средних отрезках времени. Но она не позволяет накапливать деньги в виде сокровища, не теряющего свою ценность. Современные деньги не зря называются «ликвидностью» («жидкостью»): они должны непрерывно течь, изменяться, преобразовываться, «работать». Иначе они высыхают и исчезают. При этом не существует инвестиционных инструментов, позволяющих в течение десятков лет гарантированно увеличивать объем этой ликвидности хотя бы со скоростью инфляции. Но это отдельный интересный вопрос, для нас же сейчас важно, что накопление и инвестирование денег — это тоже плохой способ обеспечения старости.

Где же выход? На бытовом уровне (без изменения основ общественной пенсионной системы) однозначного и единственного решения проблемы обеспечения достойной старости для нашего поколения нет. Мы оказались в некоей концептуальной дыре, межвременье: старые концепции (накопительной или солидарной пенсии, а также семейных ценностей) уже не работают или скоро перестанут работать, а новых концепций нет и не предвидится. Даже если они будут созданы, на их внедрение и реализацию уйдут десятки лет.

Есть только один способ увеличить вероятность того, что через 20—30 лет мы будем жить прилично: в разумных пределах использовать все прочие несовершенные способы.

Обеспечить себя собственным надежным жильем в политически и экономически стабильном регионе (не панелька в Москве). Получить знания о современной экономике и инвестициях и часть средств вложить в активно и самостоятельно управляемый среднесрочный инвестиционный портфель. Вложиться в здоровье — как через постоянную профилактику и лечение возникающих болячек, так и через отказ от вредных привычек и изнуряющей работы (даже если это стоит недополученных денег). Работать над увеличением своей профессиональной востребованности и получать знания и профессии, которыми можно будет воспользоваться, когда силы станут уже «не те». Если есть желание и возможность, инвестировать в детей.

Легко заметить, что эти принципы очень похожи на принципы инвестирования: не класть все яйца в одну корзину и компенсировать недостатки одних инвестиций достоинствами других. Так есть: вся наша жизнь — это непрерывный процесс принятия решений об инвестировании: времени, сил, денег, эмоций, знаний. Мы это делаем, не задумываясь и часто не отдавая себе отчет в своих действиях — так же, как тратим и вкладываем деньги. И, как и в случае с расходами, наведение порядка в системе наших «жизненных инвестиций» может сильно помочь в достижении целей. Это трудно, но, к сожалению, необходимо. Альтернативы уж слишком неприятны.