В разгар банковского кризиса — осенью 2008 года — Центральный Банк РФ старался бережно относиться к своим подопечным. Ведь в тот момент вообще было непонятно, чем все это «счастье» закончится, и уцелеет ли в России хотя бы пара сотен банков.

Зато с середины 2010 года изменения в надзоре стали более чем очевидны. Ведь даже если усилиями банковского лобби скандальные положения о повышении минимальной планки банковского капитала до 500 млн рублей будут убраны из окончательной редакции «Стратегии развития банковского сектора до 2015 года», реальный подход Центрального банка вряд ли изменится. А подход этот заключается в огосударствлении банковской деятельности в стране и укрупнении остающихся в живых частных игроков рынка.

Если раньше о своей «тяжелой доле» и засилье госбанков рассуждали в основном представители небольших частных финансовых организаций, то теперь непростыми думами «о времени и о себе» начали делиться уже и руководители частных банков топ-15.

Совсем недавно Александр Дементьев из «Уралсиба» прямо заявил: «Это серьезный вопрос, насколько у частных банков России есть будущее… Чтобы обеспечить себе будущее, частные российские банки ищут поддержку от правительства… от сотрудничества с иностранным партнером или от компании, занимающейся природными ресурсами». Откровеннее и не скажешь! Выходит, для выживания в условиях нового порядка каждому банку придется повиснуть на шее какой-нибудь нефтяной компании или государства?

Укрупнение банковского бизнеса намечается и внутри самой группы госбанков. В последнее время в новостях активно «засветился» банк ВТБ, выкупающий доли то в Росбанке, то Транскредитбанке. Дело дошло до того, что глава ВТБ Андрей Костин заявил о заинтересованности в выкупе контрольного пакета акций Банка Москвы.

Надеюсь, мы не увидим воплощения в жизнь девиза известного фильма «Должен остаться только один»? А то, глядишь, и пополнят ряды безработных большинство банковских аналитиков, занятых сбором отчетности банков-контрагентов. Ведь если объединения пойдут такими темпами, то скоро банки-контрагенты можно будет пересчитать по пальцам.

Поэтому понятно стремление не только крупных, но даже средних частных банков всеми правдами и неправдами стать участниками различных госпрограмм, через которые будут распределяться дешевые ресурсы. Очевидно, судьба отстающих в этом своеобразном соревновании будет более чем печальна.

Интересно, что даже считавшиеся ранее весьма конкурентными на рынке «дочки» инобанков понемногу сдают позиции. Отчасти в связи с проблемами их головных банков, отчасти вследствие ухода на более перспективные рынки. Например, о желании продать банковский бизнес в России еще в 2009 году заявляли владельцы Абсолют-Банка, на рынке ходят упорные слухи и о подобном желании владельцев банка «Хоум Кредит». На днях стало известно, что продан российский банк испанской группы «Сантандер»​.

Мне могут возразить, что усиление контроля за банковской системой и роли государства в посткризисный период характерно для всех развитых стран. Да, характерно. Только уровень конкуренции в банковском секторе в этих странах совершенно иной. И устанавливать для российских банков требования к капиталу в разы выше, чем в Европе, я думаю, было бы весьма неразумно. Кстати, многие западные страны сейчас задумываются вовсе не об укрупнении банков, а наоборот. Ведь не зря родилась поговорка «Большой банк — большие долги».

Должен отметить, что среди планируемых регулятором на следующий год мер много и вполне разумных. Например, побуждение банков к реализации непрофильных активов, длительное время находящихся на балансе, или отнесение к операциям с повышенным уровнем риска выдачи ссуд физлицам в размере более 50 млн рублей. Так что я все же надеюсь на исключение самых одиозных и осуждаемых банковским сообществом мер и принятие этой самой «Стратегии развития» в здравой редакции.

Кстати, в тех случаях, когда Центральный банк борется с владельцами и топ-менеджерами, занятыми «нетрадиционной» банковской деятельностью, а иногда — и явным криминалом, я, как и любой нормальный человек, нахожусь целиком на стороне регулятора. Более того — всячески желаю успеха ЦБ в привлечении к серьезной ответственности таких «псевдобанкиров» и введению для них запрета на занятие значимых должностей в банковской системе. Именно такие меры, на мой взгляд, лучше всего и помогут в борьбе с реальным криминалом, а вовсе не механическое ужесточение требований к добропорядочным банкам.

Часто считают, что внутрибанковские проблемы не должны сильно волновать никого, кроме владельцев банков и банковских сотрудников. Но это только на первый взгляд. Сейчас именно межбанковская конкуренция заставляет даже Сбербанк «подтянуть» уровень своих услуг до приличного. Мы же не хотим, чтобы вернулись времена «качественного» сервиса монопольной системы советских сберкасс?