Процентная ставка по кредиту — это всего лишь цена денег. Вы покупаете деньги и платите за это продавцу. Деньги — такой же товар, как любой другой. Да, обладающий не совсем обычными для товара свойствами, но тем не менее принципиально не отличающийся от хлеба, машины, земли или золотой цепочки. Для экономистов такой подход очевиден, чего не скажешь о многих обывателях и правительствах. Для этих двух категорий людей деньги — нечто загадочное и сакральное, требующее особого отношения и регулирования.

В очередной раз убедился в этом, читая новости про желание антимонопольщиков ввести понятие «ростовщический процент» и ограничить деятельность организаций, выдающих «слишком дорогие» кредиты и займы. Заменим слово «кредиты» на слово «товар» и получим, что чиновники хотят явным образом ограничивать цену товара, обращающегося на свободном рынке. То есть создать своего рода Госкомцен, который будет решать, по какой цене предприниматель должен продавать свой товар.

В отличие от разного рода монополий — как естественных, так и не очень — относительно которых ограничение цен на товары или услуги можно хоть как-то понять, финансовые и микрофинансовые организации — субъекты совершенно нормального, конкурентного и бурно развивающегося рынка. Со своей спецификой, со своими не всегда приятными потребителями и еще менее приятными продавцами. Но этот рынок легальный, свободный и в основе своей (продажа денег) вполне этически приемлемый.

Другое дело — конкретная реализация. Мне крайне неприятна микрофинансовая деятельность на данном этапе ее развития в России. Нынешние условия работы продавцов займов подразумевают полное отсутствие у них чести, совести и вообще какой-либо рефлексии. Впаривание денег под безумный процент малоподготовленным к подобным отношениям людям нельзя уважать. Дельцов микрофинансирования можно (а то и нужно) открыто презирать, исключать из числа друзей и не подавать им руки при встрече. Им это безразлично (если бы у них была хоть капля рефлексии, они бы самоубились), но вы хотя бы не запачкаетесь.

И тем не менее эти отвратительные люди не делают ничего изначально незаконного. Они просто продают обычный востребованный товар по цене, которую готовы платить покупатели.

Именно поэтому государству не стоит лезть в этот бизнес с помощью своих привычно-топорных методов — вводя те или иные ограничения на проценты, суммы займов или параметры заемщиков. Все эти вопросы должны регулироваться через механизмы общественной и предпринимательской обратной связи.

С одной стороны, естественный рост информированности потребителей ограничит спрос на слишком дорогие деньги. С другой — конкуренция приведет к расширению предложения и снижению цены денег, то есть процента по займам. Конечно, этот процент будет намного выше, чем в респектабельных банках, требующих под свой кредит хорошего обеспечения и гарантий поручителей. Но и такой вид продажи денег («перехватить до получки») имеет свою нишу, а значит, имеет право на существование.

Кстати, заботливое государство, одной рукой пытающееся оградить неразумных людишек от акул-кредиторов, другой не дает этим самым людишкам получить «лишний» доход от деятельности банков. Не совсем формальные, но весьма жесткие ограничения по ставкам депозитов отнимают у простых вкладчиков суммы, значительно превышающие весь объем рынка микрокредитования.

И кому нужна такая трогательная забота?