Есть на канале MTV такая программа — «Обыск и свидание». Программа странная, как наша жизнь. Трое молодых людей сидят и смотрят, как в это время девушка обыскивает их квартиры. При чем тут обыск? Ну в самом деле, при чем?

А чтобы show must go on. Просто свидание — это не то чтобы скучно, но как-то буднично. Аудитория таких программ имеет подобные свидания в промышленных количествах. То ли дело покопаться в чужих вещах. Обнажаются самые грязные и потайные желания. Продюсеры это знают и на этом играют.

Вы уже догадались, что я тут не про шоу-бизнес рассказываю. Хотя, как сказать… На наших глазах прошла неделя «маски-шоу» в московских банках. Кратко напомним основные вехи. Прошли обыски в Росавтобанке. Как подозревают следователи, через этот банк были незаконно обналичены серьезные средства. Злоумышленники могли заработать 9 млн рублей. Нагрянули с обысками и в Смоленский Банк — но совсем по другому поводу. По мнению силовиков, некие лица, представляясь сотрудниками этого банка, «уводили» у граждан квартиры, подсовывая им вместо обычных банковских бумаг договор о купле-продаже. В «Церихе», как считают в МВД, один из сотрудников банка переводил деньги на счета подконтрольных ему фирм, а затем обналичивал средства. Ну и, наконец, Инвестторгбанк — там дело темное. У одного из граждан нашли печати фирм-однодневок и даже пистолет. С обысками пришли и в сам банк.

В этих историях, по крайней мере в трех эпизодах, прослеживается один общий момент. Незаконное обналичивание средств. На самом деле проблема большая, и она, что называется, назрела и перезрела. Тут, конечно, нельзя картину краской одного цвета рисовать. Есть компании, которые работают на грани рентабельности. Мягко говоря, на грани рентабельности работает вся Россия, ну или та ее часть, которая не связана с экспортом энергоресурсов. Есть система налогообложения. Есть колоссальное желание снизить налоговое бремя — не потому, что «мы не хотим хороших школ и дорог», а просто чтобы не протянуть ноги. И есть банки, которые готовы им помогать.

Я никого тут не собираюсь оправдывать. Я, может быть, и адвокат, но точно не дьявола. Я просто рассказываю о той предыстории, из которой получилась вот эта история. Никто не хотел нарушать. В итоге все нарушили. И за это, конечно, придется отвечать.

Да, нельзя это больше терпеть. Да, общаясь с бизнесменами приватно, сразу сползаем в тему, у кого какая «помойка» (так называются банки, где обналичивают деньги), какая «помойка» «залупается», какая «покладистая». Это перекос и перебор даже с учетом того, что бизнесмены вынуждены существовать в такой среде. Но.

Вот это большое «но», и я бы тут употребил «капслок», но считается, что это неприлично. Вот обыски, да? И свидание с суровыми мужчинами. Это неизбежно, так должно быть или как?

Тут мне сразу приходят на ум интервью — многочисленные, потому что есть «информационный повод» (в Сочи проходит очередной банковский форум) — зампреда ЦБ Михаила Сухова. Я, наверное, выражу мнение всего «сообщества», что г-н Сухов действительно крутой профессионал, и многие сочтут за честь просто перекинуться с ним парой слов. Здесь нет никаких сомнений. Но напрягает «гэп» (так говорят в Лондоне в метро, а в России — «разрыв») между тем, что он говорит, и тем, что есть в реальности.

Сухов толкует о мотивированном суждении. О том, что оно быть должно (это пока дискуссионно), но это не догма, и банкир имеет право оспорить. Что это суждение диктуется нам очередным «Базелем», и нам от него не отвертеться, но даже проверенный имеет право на последнее — а там, глядишь, и на не последнее — слово. Это всё правильные и цивилизованные речи, и нет никаких сомнений в том, что Сухов в самом деле так думает.

Но давайте подумаем вот над чем. Есть Сухов, и есть силовики. Есть «Базель», и есть российская практика. Было обналичивание незаконное в перечисленных банках или нет — это еще предстоит доказать сначала следствию, потом суду. Но обыски уже прошли! Репутационные потери уже налицо! Ложечки нашлись… далее по тексту.

Я вот чего не понимаю. Можно же все по процедуре? Без СМИ и обысков? Обыск — если только уже все понятно? Или нельзя? Если нельзя, то почему? Потому что плоха процедура? Потому что для России не годится «Базель» в лице процедуры? Тогда, может, откажемся от «Базеля»? Вот приедет Сухов в Швейцарию и скажет:

— Друзья, я очень культурный человек. Ну вы это и сами видите по моему внешнему облику. Но я родился в дикой стране. Поэтому мы выходим из отношений с вами. Мы до вас просто не доросли — мы не вашего розлива. Прощайте. Да, и вот тут меня спрашивали про Международный финансовый центр… Это был пиар девелоперов. Мне жаль.

Ну и мне тоже жаль. «Они молчали, потому что им было стыдно за своего императора», — как писал третьесортный римский писатель о выходках безумного Элагабала.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции