Как написал однажды Пушкин, «мы ленивы и нелюбопытны». Писал он, впрочем, вовсе не о русском народе и его отношении к работе и окружающему миру, как принято считать, а о том, что интересные люди (в данном случае имелся в виду Грибоедов) редко оставляют после себя «записки», то есть дневники, а их друзья ленятся писать воспоминания. Однако фраза эта, как часто случается, будучи вырванной из контекста, зажила самостоятельной жизнью, превратившись для кого-то в оскорбление, для кого-то — в оправдание, а для кого-то — в описание окружающей действительности.

Вот и просматривая результаты очередного опроса фонда «Общественное мнение» об отношении россиян к работе, невольно вспоминаешь эту цитату из «Путешествия в Арзрум». И лень, и отсутствие любопытства встают перед нами в полный рост.

Исследователи среди прочего спросили у народа: «Если бы это зависело только от вас, вы бы стали работать 35 лет? Или вы бы стали работать меньше или больше этого срока?» Чтобы ввести ответы в некий контекст, напомним, что если человек начинает работать в 18—22 года, то 35 лет стажа он получит в возрасте 53—57 лет. При этом средняя продолжительность жизни в России, по данным министра здравоохранения Вероники Скворцовой, уже превысила 70 лет, то есть многие в случае отсутствия каких-то серьезных катаклизмов проживут и 75 лет, и 80 лет, и даже дольше. Получается, что те, кто не хотел бы работать дольше 35 лет, на самом деле хотят прекратить работать лет в 55, после чего еще в течение 20—25 лет наслаждаться жизнью «для себя».

Теперь к цифрам. Продолжительность рабочей жизни в 35 лет и менее устраивает ровно 50% опрошенных (37% не хотели бы работать и 35 лет, 13% согласны на этот стаж в качестве максимума). Больше 35 лет хотели бы работать лишь 14%, остальные не имеют мнения на этот счет. Интересно, что, несмотря на явно более долгий срок жизни, женщины, как бы это помягче сказать, менее трудолюбивы, чем мужчины: среди них рабочий стаж «35 лет и меньше» устроил бы 57% опрошенных, среди мужчин же таких всего 44%. Понимаю, что читатели-женщины тут же напомнят о том, что им, в отличие от мужчин, надо рожать детей, поэтому некоторая часть жизни выпадет из рабочего стажа. Однако не уверен, что многолетнее сидение в декрете остро необходимо: женщины, которые хотят и любят работать, даже двое-трое родов спокойно укладывают в общей сложности в год выпадения из рабочей жизни, а часто и меньше.

Интересно распределение ответов о причинах, по которым люди не хотят отработать хотя бы 35 лет. Напомним, таких 37%. Почти две трети из них в качестве главной причины называет ухудшение здоровья к «старости» (к 55 годам, напомню), а то и вовсе опасения не дожить до окончания этого срока (до 55 лет, да).

Это очевидная ошибка — люди в наше время живут намного дольше, а в будущем срок жизни еще увеличится. Просто к слову: как раз на днях увидел сообщение о том, что британские страховые компании начали просчитывать последствия увеличения продолжительности жизни до 120 лет. Пока это, конечно, не очень актуально, но те, кому сейчас 30—40 лет, имеют намного больше шансов умереть в 80, чем в 55 лет. Говоря о предполагаемом возрасте смерти, не будем забывать о том, что статистические данные о средней продолжительности жизни учитывают и младенческую смертность, и несчастные случаи, и смерти изначально очень больных людей, которые либо в принципе не работают, либо работают в своей жизни очень мало. Если человек дожил до 30—40 лет, относительно здоров и не занимается альпинизмом или мотогонками, то его ожидаемая продолжительность жизни намного выше средней.

Интересно, что те же самые люди, что сейчас в ответах на вопросы социологов предполагают, что к 55 годам превратятся в глубоко больных инвалидов, наверняка обидятся, когда их в этом возрасте назовут хотя бы просто «пожилыми людьми». Большинство россиян в 55 и 60 лет — вполне бодрые, относительно здоровые и однозначно работоспособные люди, впереди у которых еще пара десятилетий жизни. Тем более это будет относиться к тем, кому 55—60 исполнится лет через двадцать. Хотя, конечно, если человек выкуривает пачку сигарет и выпивает литр яда, который в России по недоразумению называется пивом, каждый день и бутылку-другую водки на выходных, то дожить до 60 будет для него достижением. Впрочем, успехи медицины, к сожалению, могут растянуть срок жизни и для таких людей.

Я бы сказал, что ответы, касающиеся здоровья, по большей части отражают как раз те самые лень и нелюбопытство. Лень прикрывается страданиями в стиле «люди столько не живут», а нелюбопытство выражается в ошибочном и некритичном восприятии статистических данных. И то, что этих ответов так много, несколько удручает.

И все-таки разбавим позитивом мрачную картину. Обратимся к подробным ответам тех, кто все-таки, несмотря ни на что, собирается работать более 35 лет. Ровно половина из них делает рациональный выбор, полагая, что без работы не на что жить, а пенсия с повышением стажа будет расти. Это несколько цинично, но разумно: люди либо знают, либо чувствуют, что в современных условиях сохранение достойного уровня жизни возможно только при наличии работы. Разговоры о пассивном доходе, позволяющем жить припеваючи, актуальны только для богатых, имеющих существенный капитал. Обычный рабочий или служащий для того, чтобы в пожилом возрасте стать рантье, должен довольно рано научиться жить второй жизнью — жизнью инвестора, делающего разумные и обоснованные вложения сэкономленных от зарплаты (то есть отнятых у текущего потребления) денег. Этот путь в силу разных причин доступен далеко не всем. Большинству придется умереть на рабочем месте. И жаль, что лишь 7% трудоспособного населения страны это осознает.

Вторая половина положительных ответов объясняется еще позитивнее. Эти люди любят свою работу, им неинтересно бездельничать, у них есть желание и дальше посвящать себя любимому делу, они собираются жить долго и счастливо. За них можно только порадоваться: они не ленивы и весьма любопытны. С другой стороны, таких людей — всего семь человек из ста.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции