Десятки тысяч индийцев, в основном из небольших городов, покупают и продают мавро — особую электронную валюту, чей курс устанавливается не на стихийных биржевых торгах, как у этих ваших биткоинов, а лично Сергеем Мавроди дважды в неделю. Посмотрите в его честные глаза, они не могут врать: курс мавро будет расти на 100% каждый месяц. Всегда! Или нет.

Суть технологии, которая позволяет МММ оставаться «под радарами» контролирующих органов, — в полной добровольности всех действий участников системы и ее демонстративно некоммерческом статусе. Сначала ты «помогаешь» кому-то, пришедшему раньше тебя, даря какое-то количество денег (в качестве примера называются суммы примерно от 100 до 1 000 долларов), и получаешь взамен некоторое количество мавро — единиц электронной валюты. Через какое-то время мавро можно продать по твердому курсу, который к тому моменту должен сильно вырасти.

Никто не несет ни перед кем никаких обязательств. Мавроди может в любой момент назначить любой обменный курс, в том числе, например, на порядок меньший, чем вчера. А двукратный ежемесячный рост курса — всего лишь предположение: сегодня и завтра оно выполняется, а потом вдруг перестает. Тем не менее схема пока работает: люди несут свои заработанные рупии, по городам и весям разъезжают «проповедники», донося слово Мавроди до самых отсталых слоев населения, посещаемость сайта проекта уверенно растет.

Вот вы смеетесь, а эти люди тем временем собираются разрушить мировую финансовую систему, устроить глобальный апокалипсис и сделать всех счастливыми и богатыми. И ведь разрушат и устроят, не сомневайтесь. Правда, насчет счастья и богатства при таком раскладе я как-то не уверен, но тут же главное начать, а там — как фишка ляжет.

В любой стране есть определенный процент потенциальных жертв схем типа МММ, то есть глупых и жадных людей. Одни из них настолько жадные, что отказываются учитывать очевидные даже им риски ради мифических (в конечном итоге) 100% в месяц; другие — настолько глупые, что этих рисков просто не замечают, но их надо убедить ввязаться в авантюру; наконец, третьи — одновременно и глупые, и жадные, то есть с радостью бросающиеся в объятья авторов финансовых пирамид, не понимая, чем им это грозит.

Проблема «финансовых фараонов» типа Мавроди в том, что рынки, которые можно обработать в рамках одного проекта, ограниченны: география, плотность расселения, языковой барьер, национальные границы — все это мешает развернуться по-настоящему. Благословенные времена, когда процент жадных и глупых в обществе был очень велик, прошли: выстроить пирамиду из миллионов участников просто негде (рассказы Мавроди о миллионах участников МММ-2011 в России очевидно не соответствуют действительности). Жадных и глупых приходится добывать, как золото из бедной руды. Работа тяжелая и не очень выгодная — что в России, что в Прибалтике, что в Албании.

Поэтому индийский рынок представляется крайне перспективным. Во-первых, там население заметно больше миллиарда человек — примерно восемь-девять Россий. Во-вторых, плотность населения во всей Индии в 13 раз выше плотности населения в европейской части России — самой населенной части страны. При этом население, будем откровенны, малограмотно и не слишком интеллектуально развито, несмотря на все успехи индийских математиков и шахматистов: выживание в нищете оставляет мало времени на интеллектуальное развитие.

Сам Мавроди честно называет свой индийский проект «социальным вирусом». А вирус — что социальный, что реальный — лучше всего развивается в подготовленной и плотно заселенной среде. В индийской глубинке.

Все пирамиды всегда заканчивают одинаково: в какой-то момент появляются «временные трудности», потом они превращаются в постоянные, потом основатели и жертвы пирамиды находят виноватых в ее крахе — обычно это злокозненное правительство (МММ в России, классическая схема Понци в США), несчастливые внешние обстоятельства (мировой финансовый кризис в случае с аферой Мейдоффа, азиатский кризис в ситуации с российскими ГКО) или мировое еврейство в сотрудничестве с Ангелой Меркель (греческие государственные облигации). Но рано или поздно пирамида падает. Всегда.

Если немного пофантазировать и представить, что Мавроди добьется успеха в своем индийском походе за большими деньгами и окучит десяток-другой-третий миллионов индийцев, то последствия краха такой пирамиды предсказать крайне сложно. Провинциальная индийская гопота — это вам не тихие вкладчики кипрских банков. Миллионы злых индийцев вполне могут устроить веселую жизнь и своему правительству, и любому, на кого укажет их лидер из далекой северной страны.

Впрочем, хватит фантазировать. К счастью, после своего первого российского успеха Мавроди растерял харизму и больше не способен на по-настоящему значительные дела.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции