Минэкономразвития собирается подрезать крылья (а может, руки) коллекторам и тем банкам, которые выбивают деньги из должников самостоятельно. Если клиент пожалуется на жесткие действия «выбивальщиков», банк оштрафуют, а могут даже закрыть — на 90 суток. Банкиры в панике — ведь что это за банк, который три месяца не работает? Вон с рынка! Придется закрываться. При этом излишне жестким поведением коллекторов считается непосредственный контакт с должником. Должник вправе пожаловаться, если коллектор ему звонит или настаивает на личной встрече. Правда, возникает вопрос: а как еще коллектору действовать, телепатией, что ли? Иными словами, банкиры лишаются всех способов воздействия на должников, раз им нельзя ничего говорить и встречаться с ними тоже нельзя.

Ну что, голубчики, за что боролись, на то напоролись. Банкиры языки стерли, рассказывая, почему кредиты для бизнеса такие дорогие. Масса аргументов, куча макроэкономических соображений. Но ни аргументы, ни соображения не заставят бизнесменов брать дорогие кредиты. А бизнесмены отдают кредиты в массе своей хорошо. Запомним это обстоятельство.

Но кредиты-то давать надо, банк этим живет. Первые опыты по кредитованию народа в магазинах показались успешными. Народ кряхтел и жался возле ценников, на которых были написаны «страшные» цифры — 15 тыс., 20 тыс. рублей (ну так а что удивительного, если средняя зарплата в стране чуть выше). Однако же легко велся на самые разорительные кредиты, лишь бы платить в месяц всего пару тысяч. Банкиры рванули в сектор потребительского кредитования со сверхсветовой скоростью, хотя Эйнштейн предупреждал. И поначалу все было просто прекрасно. Люди брали кредиты и даже пытались их возвращать.

А затем случилось то, что случилось. В массе своей человек «с улицы» не в состоянии оценить свои финансовые возможности. Человек делает это на глаз. Ему кажется, что вот такая-то сумма велика, а такая-то мала и вполне подъемна. Личный финансовый план? Я вас умоляю! Все журналы, которые учили людей жить в мире со своим кошельком, разорились, и это неслучайно, потому что люди вовсе не хотят этому учиться. Они хотят новую стиральную машину. Здесь и сейчас. Точка.

Естественно, если заемщик не платит, банк начинает вышибать долги. Я вообще думаю, что все разговоры о банкротстве физических лиц, о реструктуризации и прочем — это всего лишь разговоры. Народ падает в обморок от слова «банкротство» и не знает, что такое реструктуризация. Народ понимает лишь грубую силу. Вот он мне в морду, а я ему по коленке. Вот пришел коллектор злой — дверь скорей закрой. Достань винтовку. Ворошиловский стрелок рулит — и я даже не могу взять в толк, почему одноименный фильм, отражающий глубинные чаяния нашего народа, не слишком популярен. Наверное, неталантливо отразил.

Это тупиковая ситуация, и запреты, которые предлагает Министерство экономического развития, вызовут лишь то, что банкиры уйдут из сектора потребительского кредитования. Риски слишком велики. Для среднего класса это ни жарко ни холодно. Средний класс в состоянии купить стиральную машину с одной зарплаты. Но, вообще-то, жаль, что система микрокредитования, которая неплохо работает даже в таких безумных странах, как Индия, в России работать не будет.

Кажется, выход напрашивается сам собой. Надо сделать наконец нормальные ставки для бизнесменов. Бизнесмены начнут брать кредиты, и банки будут хорошо на этом зарабатывать. В то же время, не отказываясь от потребительского кредитования совсем, следует как-то ужесточить процедуру принятия решений, сведя до минимума «нехорошие» кредиты. Но правда и то, что корень высоких ставок для бизнеса — политика ЦБ. Изменится ли она? Совсем недавно Центробанк красочно рассказывал, почему в России так дорого взять взаймы, прямо указывая, что виновата высокая ставка рефинансирования. Которую он же и устанавливает. Забавно все это.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции