Для многих школьников, не имеющих склонности к математике, проценты и все, что с ними связано, становятся одним из главных кошмаров ученической жизни. Проценты — штука сложная и опасная, если вовремя с ними не разобраться, то потом всю жизнь будешь дойной коровой для тех, кто-таки разобрался, например для банкиров. Вспомните хотя бы потребительские кредиты.

Вот и в случае с предложением г-на Костина вся суть ловушки заключается в том, что технология, отлично работающая с долларами, фунтами или рублями, превращается в полную глупость, если заменить деньги на проценты. Разберем этот пример максимально подробно, чтобы в будущем не попадаться в такие «хитрые» логические капканы.

Но сначала немного предыстории. Российское государство в последние годы озаботилось вопросом получения максимального дохода от своей собственности, в том числе от пакетов акций различных компаний и банков. Один из способов увеличения дохода — повышение размера дивидендов по акциям.

Казалось бы, что может быть проще? Бери и увеличивай, благо в большинстве крупных компаний и банков с госучастием государство — контролирующий акционер и может творить что угодно. В этом году дивиденды с такой-то компании должны составить 10 млрд рублей, в следующем — 11 млрд, потом — 12,1 млрд и т. д. Но резкое изменение сложившейся ситуации, хотя бы в контролируемых государством компаниях, выглядело бы как настоящая революция, а революции нынче не в почете. Поэтому был выбран компромиссный вариант: госкомпании должны постепенно, в течение нескольких лет, повысить долю прибыли, направляемой на выплату дивидендов, до 20—25%. То есть в «худшем» случае четверть заработанного отдавать хозяевам, а три четверти оставлять себе.

Процесс идет, но, ясное дело, вызывает недовольство менеджеров, которые стараются найти возможность решить две конфликтующие проблемы: удовлетворить государство и не упустить из-под контроля «свои» деньги (которые так сладко «пилить» в личных интересах). Однако, кажется, глава ВТБ нашел гениальное по своей простоте решение, которое может стать весьма популярным в госкомпаниях. Г-н Костин со ссылкой на иностранный опыт предложил выплачивать дивиденды госбанков не деньгами, а акциями тех же банков. Получится, что формально дивиденды выплачены в требуемом размере, но реально деньги из банка не ушли — их просто переложили из кармана с надписью «нераспределенная прибыль» в карман с красивой меткой «уставный капитал».

Подобная практика действительно довольно широко распространена в западных корпорациях и популярна среди тамошних акционеров. В чем же тогда упомянутое мной выше извращение хорошей идеи г-ном Костиным? В одной маленькой детали — принципе формирования размера дивиденда.

Западного инвестора чаще всего вообще не волнует священный для нас показатель «доля прибыли, идущая на выплату дивидендов». Его интересуют абсолютный (в долларах, фунтах, евро) размер дивидендов и темп роста этого абсолютного размера. У солидных западных компаний принято ежеквартально платить одну и ту же (или немного растущую) сумму в расчете на акцию, и не важно, какую прибыль компания получила. Более того, в случае, если денег вдруг не хватает, ради сохранения стабильности выплат корпорация может даже взять кредит на дивиденды.

Поэтому если инвестор в какой-то момент вместо наличных получает в виде дивиденда новые акции такой компании, то он понимает, что это не просто изменение количества бумажек на счете (ведь их суммарная цена окажется прежней), а новый дополнительный регулярный доход. Было 100 акций стоимостью 1 500 долларов, по которым платили 20 долларов в квартал, а стало 110 акций стоимостью те же 1 500 долларов, по которым, скорее всего, будут платить 22 доллара в квартал. Очень хорошо.

Костин же предлагает другой вариант: количество акций банка увеличивается, но дивиденды продолжают зависеть от процента прибыли: хорошая прибыль — хорошие выплаты, плохая — плохие выплаты. Представим на минуту, что прибыль банка несколько лет подряд остается постоянной, при этом каждый год кешем выплачивается 10% прибыли, а акциями — еще 10%. В этом случае количество акций из года в год растет, а капитализация компании и сумма прибыли (в деньгах), распределяемой в наличной форме, — нет. Соответственно, размер дивиденда (в рублях на акцию) будет постоянно уменьшаться. Акционер будет иметь растущее количество дешевеющих акций, приносящих один и тот же дивидендный доход. И зачем ему это надо?

Акционеру это и не надо. Зато глава ВТБ сможет в ежегодном отчете рисовать сразу две красивые циферки: растущий за счет прибыли капитал первого уровня и высокие (в процентах от прибыли) выплаты акционерам. Простое и изящное решение, полностью извращающее как принципы работы акционерной компании, так и задачу по увеличению доходов государства.

Похоже, г-н Костин (или какой-то его советник) хорошо учил проценты в школе.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции