Сбербанк и Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) до конца лета собираются открыть совместное предприятие, через которое будут продаваться товары из колоний, сообщило ИТАР-ТАСС. Заявленная цель торгового дома — контроль производства и продажа изделий, поступающих из ФСИН. Ожидается, что по форме это будет открытое акционерное общество. Его соучредителем и кредитором станет Сбербанк. ФСИН намерена таким образом заполучить инвестиции в свое производство. Поскольку иностранных инвесторов в силу специфики исправительных учреждений не привлечешь, приходится полагаться на отечественных. К тому же ФСИН — бюджетная организация, что автоматически ограничивает ее коммерческие возможности. Поэтому одной из задач нового торгового дома станет привлечение инвесторов в «колониальные» предприятия. Он-то станет полноценной бизнес-структурой.

«Львиную долю того, что производится, мы покупаем для собственных нужд. А то, что мы не покупаем сами, будем продавать на торговых площадках», — заявил начальник финансово-экономического управления ФСИН России Олег Коршунов, объясняя предназначение будущего торгового дома.

Вообще говоря, масштабы нового бизнеса крупнейшего банка страны впечатляют. В учреждениях ФСИН производится более 100 тыс. наименований продукции — мало кто из российских компаний может похвастать таким ассортиментом. Годовой оборот производства в колониях составляет более 30 млрд рублей — порядка миллиарда долларов. Главные товары, которые выпускают российские зэки, — сувениры, одежда, мебель и автоприцепы.

По количеству потенциально занятых на производстве клиентов будущий торговый дом (его название пока не обнародовано, но почва для фантазии благодатная: «Нарыторг», «У параши», «Зэкинский»… Предлагайте свои варианты) может стать второй компанией страны. По официальным данным на 1 апреля 2013 года (более свежих пока нет), в России 695 594 заключенных. Больше работников только у РЖД — свыше 1,2 млн. Даже в «Газпроме» официальный списочный состав немногим более 400 тыс. человек. Правда, безработица среди заключенных даже выше, чем в Чечне и Дагестане, — в настоящий момент в России трудоустроено только 30% осужденных. Учредители торгового дома надеются, что он поможет снизить безработицу в системе исполнения наказаний.

Сам Сбербанк пока не комментировал причины участия в столь пикантном бизнес-проекте. Возможно, речь идет о пресловутой социальной ответственности бизнеса, откос от которой в России легко может грозить уже непосредственно уголовной ответственностью. В конце концов, если крупнейший банк страны отвечает за строительство комплекса трамплинов в олимпийском Сочи, почему бы не назначить его партнером по бизнесу Федеральной службы исполнения наказаний? Но если олимпийские трамплины наверняка не окупятся, то в бизнесе с колониями Сбербанк вполне может рассчитывать на прибыль. Масса дешевой рабочей силы, у которой нет отпусков, гарантированные каналы сбыта продукции, низкая себестоимость — вполне благоприятные стартовые условия.

В любом случае совместное участие «Сбера» в торговом доме с ФСИН, о чем объявляется сразу после Петербургского экономического форума, на котором президент поддержал проект амнистии сидельцам по экономическим преступлениям, а также практически в день 50-летия Михаила Ходорковского, — красивый символ эпохи. Когда в России провозгласили создание особых экономических зон, народ воспринимал слово «зоны» в более привычном нам смысле. Теперь у нас появится торговый дом в тех самых реальных экономических зонах и в духе реального бизнес-климата, существующего в стране. Капитал из РФ бежит, а заключенным деваться некуда — убежать из тюрьмы или колонии можно, но сложно. Вот они и будут выводить отечественную экономику из стагнации. А Сбербанк, как обычно, всегда рядом.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции