Газета The New York Times сообщила, что власти США начали официальное расследование программы «Сыновья и дочери» инвестиционного банка JP Morgan в Китае. В рамках этой программы банк принимал на работу детей высокопоставленных чиновников, чтобы защитить свой бизнес в специфических китайских условиях. Забавно, что американские власти расследуют эту программу как имеющую признаки коррупции. А в самом банке заявляют, что таким образом они как раз боролись с коррупцией. Там решили: вместо бесконечных взяток китайским чиновникам (в Китае, в отличие от России, их за это периодически расстреливают, но даже это пока не помогает воспитать генерацию начальников-бессребреников) лучше брать на работу отпрысков влиятельных государственных деятелей.

JP Morgan открыл эту программу семь лет назад, поскольку, зайдя на китайский рынок, быстро обнаружил, что друзья и члены семей правящей элиты Поднебесной очень хотят получить место в американском банке. Как говорится на современном китайском, это типа круто. Находчивые американские инвестбанкиры придумали нанимать кандидатов с «правильными» родственными связями в китайской правящей верхушке по облегченным правилам: представители влиятельных семей проходили через меньшее количество интервью, к ним сознательно предъявляли заниженные требования.

Нам ли удивляться этой истории. В России из детей высокопоставленных чиновников, неожиданно ставших крупными банкирами, можно составить весьма внушительный список. Старая советская шутка по поводу того, что сыну генерала никогда не стать маршалом, потому что у маршала тоже есть сын, в российской рыночной экономике приобрела новое звучание. Теперь работать в государственном банке или госкорпорации куда престижнее и, главное, доходнее, чем стать «потомственным» генералом или маршалом.

Неслучайно в крупных госбанках на руководящих постах трудятся дети бывшего министра обороны, а ныне главы администрации президента, экс-премьера, а ныне начальника Службы внешней разведки, бывшего главы ФСБ, а ныне секретаря Совета безопасности. Если посмотреть на биографии этих финансистов из хороших семей, легко обнаружится, что никаких особых оснований заниматься именно банковским бизнесом у них нет. Даже несмотря на наличие у некоторых экономического образования, полученного в престижных учебных заведениях на территории идеологически далеких от нас иностранных государств, с которыми (на словах) сражаются их отцы.

Лет семь назад, когда тренд трудоустройства детей в кредитные организации набирал силу, один пиарщик весьма известного госбанка в частном разговоре признался мне, что искренне не знает, чем занимается большинство вице-президентов этого замечательного трудового коллектива. В общем, все это уже описано в классике мировой литературы. Вспомните Джерома Клапку Джерома, «Трое в лодке, не считая собаки», разумеется: «Джордж спит в каком-то банке с десяти до четырех каждый день, кроме субботы — когда его будят и выставляют за дверь уже в два часа».

В СССР насаждалась идеологическая мода гордости за трудовые династии токарей, слесарей, кораблестроителей, ткачих. Если вдуматься, в династии банкиров тоже нет ничего неприличного, как и в том, что в банк идут работать дети крупных чиновников. Это все равно куда более естественно, чем быть потомственным министром или президентом (про монархов мы не говорим: все-таки Россия пока не восстановила «проклятый царизм»). Только банковские династии хороши, когда отец пристраивает сына в семейный бизнес, желая, чтобы тот продолжил дело. А если просто у «маршала подрастает сын и его тоже нужно сделать маршалом», если банки становятся прибежищем золотых мальчиков — это вовсе не династия. Тут уже впору, как американские власти в JP Morgan, начинать искать признаки коррупции.

Впрочем, в России люди уже давно привыкли к тому, что дети, жены, любовницы чиновников, как на подбор, оказываются талантливыми предпринимателями, в том числе банкирами. Ну куда, скажите, идти работать сыну большого начальника — не на завод же? Так общество и пропитывается сверху донизу этой привычкой к коррупции и кумовству. И потом уже трудно поверить, что сын министра на самом деле может быть хорошим банкиром.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции