В последнее десятилетие банки привыкли работать в условиях постоянного увеличения доходов граждан, а также их растущей готовности брать кредиты и вкладываться в депозиты. Теперь — по крайней мере до начала реальных структурных реформ в экономике и серьезной политической либерализации (ни то, ни другое пока, увы, не просматривается) — кредитным организациям придется иметь дело с населением, которое явно прекращает богатеть и, с большой долей вероятности, опять начнет беднеть. Кроме того, государство будет заставлять банки активнее кредитовать неэффективные госкомпании и заведомо убыточные инфраструктурные проекты вроде подготовки к чемпионату мира по футболу — 2018.

Практически каждый день мы получаем новые свидетельства наступления «трудных времен» в российской экономике. Даже чиновники, не говоря уже об экономистах, начали соревноваться в пессимистических прогнозах.

Сначала министр финансов Антон Силуанов прямо во время Международного экономического форума в Санкт-Петербурге, ставшего витриной нашей экономики для мира, заявил о пятипроцентном сокращении расходов бюджета в 2014 году. А заодно поддержал трехлетнюю программу мер бюджетной экономии более чем на триллион рублей, включающую, помимо прочего, прекращение после 2016 года выплат материнского капитала. (Для сравнения: нищая Украина, в отличие от России, дает матерям за рождение детей живые деньги, а не сертификаты.) Затем эстафету пессимизма подхватил министр экономического развития Алексей Улюкаев. В бытность первым заместителем председателя ЦБ он как раз отличался способностью видеть радостное в печальном. В частности, долго и упорно находил положительные моменты в растущем оттоке капитала, считая это экспансией российского бизнеса за рубеж. Улюкаев часто выступал в стиле доктора Айболита в исполнении Олега Ефремова из знаменитого советского фильма «Айболит-66»: «Это даже хорошо, что пока нам плохо». Но на сей раз и Улюкаев не стал делать хорошую мину при плохой игре. Он был даже более пессимистичен, чем коллега Силуанов: сказал, что расходы бюджета-2014 могут урезать еще сильнее — на 5—10%. Так в российскую жизнь вернулось подзабытое слово «секвестр». Причем происходит это при мировой цене на российскую нефть выше 100 долларов за баррель.

Помимо обрезания, которое неизбежно придется делать бюджету, продолжается сильный отток капитала. В конце минувшей недели председатель Центробанка Эльвира Набиуллина озвучила прогноз на 2013 год — 67 млрд долларов. Если он подтвердится (а все последние годы из страны неизменно убегало денег больше, чем прогнозировали монетарные власти), чистый отток капитала из России только с начала этого десятилетия превысит 240 млрд долларов.

Свою ложку дегтя в бочку… нет, явно не меда добавил и Росстат, по итогам II квартала 2013 года обнаруживший реальное падение доходов населения по сравнению с аналогичным периодом прошлого года аж в 16 регионах страны — практически в каждом пятом.

Капитал из страны утекает. Экономический рост стремится к нулю, причем экономику не смогла разогнать даже подготовка к зимней Олимпиаде в Сочи. Доходы бюджета падают. Начинает замедляться и рост доходов населения. Все это зримые признаки ослабления финансовых возможностей России. В этих условиях Центробанк пытается замедлить отчасти по инерции продолжающийся рост кредитования частных лиц, чтобы банки переключились на займы реальному сектору. Но платежеспособность граждан и предприятий при общем спаде в экономике, вызванном сугубо внутренними и не всегда собственно экономическими причинами, неизбежно будет снижаться.

При сохранении нынешних тенденций (а меняться им пока не с чего) качество заемщиков банков будет неуклонно ухудшаться. При этом крупнейшие российские банки из-за присутствия государства в их капитале будут и дальше использоваться как для финансирования заведомо неокупаемых инфраструктурных проектов, так и для затыкания дыр в региональных бюджетах.

В общем, «сытые нулевые» закончились не только для россиян, большинство которых и тогда не особо чувствовали эту самую сытость, но и для кредитных организаций. Хотя травматический синдром недоверия к банкам, посеянный кризисом 1998 года, вроде бы давно излечен, теперь кредитным организациям придется бороться за беднеющих потенциальных клиентов. Они и рады бы взять кредиты или вложиться в депозиты, да только где найти деньги на то и на другое?..

В широком смысле слова, российская экономика превысила свой кредитный лимит. Расплачиваться за это придется и рядовым гражданам, и предприятиям, и банкам. Причем, похоже, расплата будет долгой.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции