Правительство России в последние недели провело образцово-показательную операцию по изъятию существенной части пенсионных средств у населения под кодовым названием «Режем хвост по частям». Сначала речь шла о довольно безболезненном действии — снижении накопительной части пенсионных отчислений «молчунов» с 6% до 2%. Да и то касалось это только новых отчислений, а при желании любой «молчун» мог отказаться от снижения и оставить все по-прежнему, потратив всего пару часов своего времени. Потом возникла идея снизить новые накопительные отчисления «молчунов» до 0 с сохранением того же простого порядка отказа. Тоже ничего особо страшного: если человек до сих пор не решил, что ему делать с пенсионными накоплениями, то они ему явно не очень-то и нужны.

Дальше началось что-то странное. Внезапно в пенсионное сообщество была снова вброшена давно и лениво обсуждавшаяся идея о необходимости преобразования негосударственных пенсионных фондов в акционерные общества. А заодно в правительстве решили проверить, куда и как НПФ и управляющие компании вкладывают деньги будущих пенсионеров. Вдруг куда-то не туда и как-то не так? Непорядок! Десять лет это никого не интересовало (да и повода не было), а тут вдруг срочно понадобилось узнать. А пока продолжается процесс акционирования и проверки, фондам нельзя давать новые деньги вкладчиков. Проверять же и акционировать можно сколь угодно долго (по плану — два года, но кто эти планы соблюдает?), а пока суд да дело, новые пенсионные накопления будут временно передаваться в управление госкомпании — ВЭБу.

Наконец, последним ударом по пенсионной системе стало решение правительства не формировать пенсионные накопления граждан за 2014 год, а полностью передать все сделанные ими пенсионные платежи в страховую систему, то есть, проще говоря, направить на выплату текущих пенсий. Граждане же взамен получат обещание государства что-нибудь когда-нибудь выплатить в виде пенсии. Может быть. Если получится.

Для людей далеких от пенсионных дел последние два абзаца могут показаться не очень понятными и довольно похожими. Но разница между этими двумя действиями есть, и она весьма ощутима. В первом случае накопительную часть, заработанную в 2013 году, планировалось на время «дать подержать» ВЭБу, а потом вернуть в выбранный человеком НПФ. Это неприятно, но не смертельно: ВЭБ, в общем-то, неплохо управляет деньгами, к тому же они все равно через два-три года (или немного больше) вернутся туда, куда положено.

Во втором случае все радикально иначе. У людей попросту отнимают накопительную часть платежей, которые будут сделаны в 2014 году, лишая их возможности когда-либо вложить эти деньги в НПФ. Вместо реальных денег на накопительных счетах люди получат смутные обещания правительства немного увеличить им государственную пенсию когда-нибудь в далеком будущем. Это обычная экспроприация, без каких-либо попыток ее замаскировать или сгладить последствия.

Но еще хуже другое: принятие такого решения и его спокойное восприятие населением создает прецедент, не воспользоваться которым правительство не сможет. Все-таки речь идет о сотнях миллиардов рублей в год, которые одним простым действием можно отобрать у людей и отправить в бюджет (формально — в государственный Пенсионный фонд, но за счет этих денег уменьшится финансирование фонда из бюджета, то есть в конечном итоге выиграет именно бюджет). На пенсионном рынке не сомневаются, что практика «революционных экспроприаций» будет продолжена и в 2015 году, и в последующих. А там один шаг и до полного изъятия всех накопленных в негосударственных фондах средств в пользу государства. Пока, кстати, государство не добралось до добровольных пенсионных отчислений, которые вообще не имеют к нему никакого отношения. Но вряд ли стоит верить в то, что через несколько лет и эти деньги не привлекут внимание Минфина.

Фактически на этой неделе произошло закрытие довольно крупной и очень перспективной отрасли финансового рынка — отрасли, работающей с пенсионными накоплениями граждан. Чиновники не только лишили негосударственную пенсионную систему денег, которые она должна была получить в ближайшие годы, но и полностью подорвали доверие к ней бизнеса и простых людей, по крайней мере тех, кто успел сообразить, что происходит. Серьезной негосударственной пенсионной системы в России больше нет, забудьте. Ее жалкие остатки через несколько лет превратятся в небольшие инвестиционные фонды при крупных предприятиях, а все остальное растворится в ПФР.

У нынешних действий правительства есть еще одно важное последствие. Если процесс будет развиваться в представляющемся сейчас наиболее вероятным направлении, то размер пенсии нынешних работающих граждан России будет полностью зависеть от воли государства. А это значит, что чиновники Министерства финансов (основные разработчики осенней пенсионной контрреформы) берут на себя очень и очень серьезные обязательства. Впрочем, отвечать по этим обязательствам будут не они, а те, кто придут им на смену через 10—20 лет. Наверное, именно этим объясняется легкость и скорость принятия решений стоимостью в триллионы рублей, которые мы сейчас наблюдаем.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции