Социализм как-то изживает себя, причем изживает семимильными шагами. «Красиво загнивает» — это не про социализм ни разу. Он загнивает вовсе некрасиво. Дефицит туалетной бумаги в Венесуэле, дело Брейвика в Норвегии, переевшего толерантности, терпимости и возомнившего себя черт знает кем, — все это звенья одной цепи. Еще одно такое звено — система страхования вкладов.

В Госдуме придумали законопроект. Если банк, на который ЦБ наложил ограничения, продолжает привлекать вклады, ответственность за это несет уже не ССВ, а сам банк. Перед нами явные признаки начала конца системы страхования вкладов как таковой. Что стало вполне очевидным, впрочем, уже после дела банка «Пушкино». И самое время вспомнить, а зачем вообще понадобился этот уродливый ошметок социализма?

Вот говорили, что люди банкам не доверяют. А банковской системе нужна кровь, то есть деньги вкладчиков. Так давайте усилим доверие. Усилили.

По факту получилось, что за безответственность одних платили другие — те, что ответственны. Это — с одной стороны. А с другой — вкладчики потеряли чувство реальности. Принялись во все тяжкие пускаться. Ведь все равно за сгоревший вклад заплатят сполна.

Но на это можно посмотреть иначе. Что вкладчика профессионального ругать? Если ситуация дает человеку возможность получать профит, он будет получать профит. На этом строится капитализм, а капитализм суть вечное и неубиваемое учение. Вкладчик-профессионал как раз ведет себя по-капиталистически. А вот кривые правила, позволяющие ему себя так вести, — это уже другая история.

И эта другая история заключается в том, что, помогая банкам встать на ноги и обрести доверие, государство разрушило банковскую систему. Вместо того, чтобы банки сами из себя, из своих правил и рисков, выстраивали стратегию. Вместо того, чтобы в конкурентной борьбе банки радостно сдирали друг друга. Появляется вместо всего этого прекрасная возможность привлекать неограниченное число вкладов под неограниченный процент, строить пирамиды, а потом красиво разоряться. Точнее, некрасиво. Влезло государство своими немытыми с времен социализма руками в банковскую систему. Навело комсомольско-молодежный порядок. И в результате мы имеем не банки, а набор жульничающих конторок. Спасибо всем, все свободны.

Систему страхования вкладов надо отменять прямо завтра. И пусть вкладчики заберут свои вклады. Отовсюду все равно не заберут, в крупнейших банках — оставят. Пусть разорится мелочь. Пусть разорятся сотни банков, и на какой-то момент останется всего 10—20. Только рынок, только хардкор. Потому что следующим шагом государство должно снять глупое и нелепое ограничение на работу в стране иностранных банков. Ведь запрет ввели все по тем же соображениям. Ах, давайте поддержим наших слабых и убогих. А то конкуренты съедят. В итоге из цветочков, которые бедная Лиза Карамзина срывала себе на венок, получились бодлеровские цветы зла. Или, если хотите, те цветы-людоеды, которые терроризировали героев мультика «Ледниковый период». Итак, ниша, которая откроется после краха нескольких сотен банков, будет тут же закрыта иностранцами.

Для кого плохо? Для банковских лоббистов, представленных преимущественно любителями снимать сливки с мутного молока. Всем остальным — хорошо. Государству, будь оно неладно, хорошо, потому что государству нужна банковская система. Вкладчику хорошо, потому что ему нужны нормальные банки. Хорошо и самим банкирам, только нормальным, а не пенкоснимателям. Экономике хорошо. Кому плохо? Ну давайте вспомним героев последних криминальных хроник. И будем их жалеть? Если строить политику государства ради таких персонажей, получим банковское Бирюлево. Пушкино, точнее — и уже получили. А ведь это только цветочки.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции