Помните фразу «Казнить нельзя помиловать» из детского мультфильма? Запятая решала, жить герою-двоечнику или нет. Во фразе «Отозвать нельзя санировать» неправильный выбор места запятой жизни, возможно, никого и не лишил, но бед натворил много.

Массовый отзыв лицензий и только одна путевка на санацию (самарской «Солидарности») вызывают закономерный вопрос об эффективности инструментов, используемых ЦБ для работы с банками, допустившими дефолт и/или серьезно нарушающими нормативы.

Основных инструментов два: отзыв лицензии и санация. Есть и дополнительные: стабкредит, приостановка деятельности и поглощение другим банком. Но если уж начался набег вкладчиков, то стабкредит поможет, как покойнику капельница, — кредиторы тут же вынесут эти деньги из банка. Приостановка деятельности также проблем не решает, а только отодвигает их на будущее. Продажа пошатнувшегося банка другой кредитной организации — по сути, та же санация. Да и в тяжелые времена мало кто отважится на такой героический поступок без помощи государства.

ЦБ делает выбор между отзывом лицензии и санацией исходя из критерия экономической целесообразности: что государству обойдется дешевле. Эмоции вкладчиков в рассмотрение не принимаются. Учитывается фактор системной значимости — вызовет или не вызовет отзыв лицензии эффект домино. Правда, критерии системной значимости пока находятся в столь сыром состоянии, что по ним Мастер-Банк не попадал и близко в число системно значимых банков. Между тем отзыв лицензии у него генерировал цепную реакцию. Ведь на процессинговом обслуживании в Мастер-Банке находились около 270 банков, в том числе БПФ и «Смоленский». Если бы было принято решение о санации «Мастера», то, возможно, наблюдаемого ныне эффекта домино не последовало бы.

Отзыв лицензии невыгоден кредиторам (например, физикам-«превышенцам»), но выгоден государству — при условии, что не возникнет эффект домино. Санация, напротив, невыгодна государству и выгодна кредиторам банка. В этом случае «банкет» продолжается за счет государства. Чем критичнее ситуация, тем более востребована санация.

Однако почему бы не расширить спектр инструментов, применяемых для работы с пошатнувшимися банками? Почему выбор идет только между топором и капельницей? Или все, или ничего… Необходимо более гибко адаптировать инструменты регулятора к состоянию того или иного банка. Лозунг Гиппократа «Не навреди!» должен применяться и по отношению к банкам.

Да и не худо бы использовать международный опыт. В международной практике идет выбор между bailout’ом и bail-in’ом. Bailout — спасение за счет субсидии, как правило, со стороны государства. В 2013 году на Кипре был применен bail-in — бремя спасения взяли на себя кредиторы банка, в том числе и вкладчики. Например, их депозиты частично были конвертированы в акции банка. Другой вариант — происходит частичное списание долга. Но главное — банк продолжает жить. С какого-то момента начинает генерировать прибыль, рассчитываться с кредиторами, с вкладчиками. Bail-in — это и есть промежуточный вариант между отзывом лицензии и bailout’ом (санацией за счет государства). По существу, bail-in — санация за счет кредиторов банка. Может быть и смесь bailout’а и bail-in’а — субсидии со стороны государства сопровождаются конвертацией долга или его частичным списанием.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции