Знаете, сколько выкладывает банк класса ВТБ за рейтинги агентства из «большой тройки»? Свыше полумиллиона долларов в год. Если клиент отказывается от услуг рейтингового агентства и разрывает контракт, агентству становится чертовски обидно. И возникает закономерный вопрос: как мотивировать оставшихся клиентов не отказываться от дорогостоящих услуг рейтингового агентства?

10 января Fitch Ratings понизило с уровня «BBB» до «BBB-» долгосрочные рейтинги дефолта эмитента (РДЭ) ВТБ и шести его «дочек». Это стало бы рядовым и мало кому, кроме финансистов, интересным событием, если бы не одно маленькое «но»: от услуг этого рейтингового агентства ВТБ отказался еще в конце 2012 года. Так что Fitch рейтингует теперь ВТБ совершенно бесплатно. Правда, почему-то теперь новый рейтинг опустился ниже рейтингов, присвоенных ВТБ двумя другими агентствами «большой тройки» — S&P и Moody’s: «BBB» и «Baa2» соответственно.

Между тем после разрыва контракта Fitch лишилось доступа к конфиденциальной информации банка, к его инсайду. Так что его рейтинги unsolicited («незатребованные») основаны на существенно меньшем объеме информации, чем рейтинги конкурентов, которым эта информация доступна.

Рейтинги «большой тройки» — дорогое удовольствие. Для банков класса ВТБ — свыше полумиллиона долларов в год. Себестоимость рейтинга, конечно, существенно ниже, но все равно достаточна высока, даже в «бесплатном» случае. Почему же Fitch занимается дорогой благотворительностью? Надеюсь, этот демарш не был наглядной демонстрацией нежелательности разрыва контракта.

Рынок не заметил снижения рейтинга. В пятницу, 10 января, акции ВТБ на ММВБ открылись на уровне 4,805 копейки, закрылись на уровне 4,846; в понедельник, 13 января, открылись на уровне 4,839 копейки, закрылись на уровне 4,892.

Почему же так произошло? Помимо указанных факторов, вероятно, инвесторов не впечатлила и мотивация снижения рейтинга. Вот цитата из пресс-релиза агентства:

«Понижение рейтингов ВТБ отражает мнение Fitch о несколько более низкой вероятности предоставления банку поддержки от государства. Такое мнение основано на следующих факторах: (I) ограниченная роль банка в проводимой политике (в сравнении с ВЭБом) и более умеренная значимость для банковской системы (относительно Сбербанка), (II) снижение доли государства в банке (до 60,9%) и планы дальнейшей приватизации в зависимости от рыночных условий, (III) потенциальное ослабление поддержки для ВТБ, после того как в последние годы ему уже была оказана существенная помощь, и остающийся риск значительных убытков у банка ввиду недостатков корпоративного управления и временами агрессивного риск-менеджмента, (IV) недавние примеры, когда государство предоставляло лишь ограниченную и относительно медленную поддержку даже госбанкам с четкой ролью в проводимой политике (Россельхозбанку («BBB-»/прогноз «стабильный») и ВЭБу). В то же время РДЭ ВТБ продолжают отражать мнение Fitch о высокой вероятности поддержки от государства в случае необходимости ввиду (I) по-прежнему мажоритарной госсобственности в банке, (II) его высокой системной значимости и (III) истории получения поддержки капиталом и фондированием по настоящее время».

В английском оригинале пункт (III) изложен гораздо колоритнее: «potential support ’fatigue’ with respect to VTB» («потенциальное «утомление» от поддержки ВТБ»). Остается только гадать, откуда возникло мнение об «утомлении». Государство оказывало группе ВТБ существенную поддержку и до кризиса, и во время, и после него. Например, приобрело фактически всю допэмиссию акций ВТБ в размере 180 млрд рублей в 2009 году.

Что касается «ограниченной и относительно медленной поддержки… даже госбанкам с четкой ролью в проводимой политике», то вспомним, что в декабре РСХБ получил от государства очередные 30 млрд рублей. Ранее ему была оказана господдержка в декабре 2012 года в размере 40 млрд рублей и в таком же размере — в декабре 2011-го. С учетом капитала агробанка в размере 245,2 млрд рублей на 1 января 2014 года, такую поддержку сложно назвать ограниченной. А темп ее поступления не позволяет назвать ее «относительно медленной».

Доля государства в капитале ВТБ в результате последнего SPO (май 2013 года) действительно снизилась с 75,5% до 60,9%. Однако в Сбербанке у государства в лице ЦБ доля в обыкновенных акциях сократилась и вовсе до 50% + 1 акция. Тем не менее Fitch сохранил рейтинги Сбербанка неизменными. В обозримом будущем государство вряд ли откажется от контрольных пакетов в Сбербанке, ВТБ и РСХБ. Более того, роль госбанков в экономике активно возрастает.

Вот что сказано в «Прогнозном плане приватизации федерального имущества»: «До 2016 года планируется также сокращение доли участия Российской Федерации в уставных капиталах следующих открытых акционерных обществ: … «Банк ВТБ» (до 50 процентов плюс 1 акция).<…> Сокращение доли участия Российской Федерации в ОАО Банк ВТБ ниже 50 процентов плюс 1 акция будет осуществляться с координацией мероприятий по сокращению участия Российской Федерации в ОАО «Сбербанк России»». О сроках этого сокращения ничего не сказано. Кроме того, существующая тенденция экономической экспансии государства явно противоречит приватизационным декларациям.

Поэтому вывод о снижении вероятности господдержки представляется явно необоснованным. Вот как аналитики Газпромбанка высказались по этому поводу: «В обосновании снижения рейтинга мы не увидели никаких новых выводов. Более того, аргументация потенциального снижения господдержки либо касается, скорее, ретроспективных данных (агрессивный риск-менеджмент), либо носит, по нашему мнению, довольно субъективный характер (меньшая значимость для системы, помощь банку ранее). Планы по приватизации также пока не выглядят угрозой для потенциальной госпомощи банку, на наш взгляд, так как снижение доли государства ниже контрольной больше не стоит на повестке дня».

Реакция ВТБ на снижение рейтинга представляется вполне обоснованной: все российские компании, входящие в группу ВТБ, в том числе ВТБ 24, Банк Москвы и «ВТБ Страхование», разорвали контрактные отношения с рейтинговым агентством Fitch. Разорвало контракт с Fitch и ОАО «АвтоВАЗ», крупным кредитором которого является ВТБ.

Случай с «бесплатными» рейтингами в практике агентства Fitch не уникален. Так, в 2006 году Национальный банк Бельгии (бельгийский ЦБ) опубликовал исследование Патрика Ван Роя, в котором сделан вывод, что unsolicited-рейтинги агентства Fitch в Азии, как правило, ниже, чем обычные. А связано это с недостатком информации у рейтингового агентства. В этом исследовании упоминается гипотеза о «шантаже» эмитента с целью продать ему «платный» рейтинг.

Конфликт интересов, характерный для рейтинговых агентств, приобретает причудливые формы: позитивное смещение оплаченных рейтингов дополняется негативным смещением бесплатных. Микроэкономика занижения бесплатного рейтинга проста — оно является наказанием отступникам и сигналом клиентам: уж раз сел на иглу, то сиди на ней до конца.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции