У активно обсуждающейся на рынке версии об искусственном сокращении числа банков в России до заранее определенного количества появилось косвенное подтверждение. На необходимое стране число банков — 250 — косвенно намекнул сам президент. Да еще и поставив в пример Германию: страну, к которой у него в силу профессионального прошлого особое отношение.

Тему девальвации рубля и волны отзывов банковских лицензий Путин затронул в довольно неожиданном месте. «Сейчас у нас около тысячи банков, чуть поменьше. Для нашей экономики, конечно, это большое количество финансовых учреждений», — сказал президент на встрече со студентами Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ». Студенты явно задавали главе государства вопросы не по профилю своего основного образования. Далее президент заявил, что в сравнимой с Россией по размеру экономики Германии (согласно данным МВФ, по размеру ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, наши страны действительно стоят рядом, на пятом и шестом местах в мире. Но для Германии этот показатель за 2012 год составлял 3,167 трлн долларов, а для России — 2,486 трлн, то есть разница все-таки существенная) насчитывается около 250 банков (на самом деле более 2 тыс. — Прим. ред.). «Это говорит о том, что часть финансовых учреждений должна увеличивать свой капитал и свои активы, для того чтобы чувствовать себя уверенно и бороться за качество кредитного портфеля», — сказал Путин.

Формально Владимир Владимирович никоим образом не призывал Центробанк сократить число российских банков до 250, то есть в 3,5 раза. Но Россия не Германия. В Германии президент вообще никто — у него сугубо представительские функции свадебного генерала. А канцлер, обладающий реальной властью, никогда не будет рассуждать вслух на тему, сколько банков желательно иметь в стране. В России если президент в принципе комментирует банковскую тему, да еще в такой неожиданной аудитории, тема явно есть.

Собственно, два главных слуха о банковской системе России — это якобы существующие черные списки и зачистка банков до заранее назначенного государством количества. Мол, есть в тайниках власти листок с «числом зверя». Первый слух ЦБ уже устал опровергать. Но в силу специфики восприятия нашими людьми слов любого начальства, это придется делать, пока такие списки перестанут распространяться и, главное, обыватели поверят в их отсутствие. Второй слух, скажем мягко, не подтверждается и не опровергается. Поэтому слова Путина в такой ситуации звучат если не как руководство к действию для ЦБ, то как сигнал к участникам рынка: государство как минимум не возражает, чтобы банков в стране стало существенно меньше.

Очевидно, что, если отзывы лицензий, особенно у региональных банков, продолжатся с нынешней или даже большей интенсивностью, это все приведет к схлопыванию многих других банков из-за желания их вкладчиков не захлебнуться в этой волне. Но одно дело — естественное, даже пусть и под влиянием паники, перетекание денег из одних банков в другие и совсем иное — исполнение плана по зачистке банковской системы.

Учитель Эльвиры Набиуллиной, замечательный российский экономист Евгений Ясин тоже вот говорит, что для России вполне достаточно 300—400 банков. И 250 хватит. И, в зависимости от их эффективности и размера активов, может быть даже 25. В Евросоюзе количество кредитных организаций тоже неуклонно уменьшается с параллельным ростом суммарных активов банковской системы. И в США уменьшилось до абсолютного исторического минимума с 1934 года, когда там банки вообще начали считать. Теперь в Штатах «всего-то» 6 891 банк. Но в США и странах ЕС и банкиры, и население твердо знают: специально доводить количество кредитных организаций до определенного уровня никто не собирается.

Когда вам делают хирургическую операцию и вынужденно нет наркоза, очень важно, чтобы врач с вами разговаривал. Чтобы вы понимали, что и почему делается. И чтобы печень не удаляли только потому, что она кажется хирургу немножко увеличенной. Оптимальное количество банков для России абстрактно высчитать невозможно. Вот, например, ВВП США больше российского примерно в 6 раз. А банков в США больше, чем сейчас в России, примерно в 7 раз. По этой логике нам вообще не надо сокращать число кредитных организаций. Но любой человек, обладающий логическим мышлением, поймет, что прямой зависимости между количеством банков и размерами экономики нет. В противном случае банковский надзор у нас будет похож на призыв в армию: там каждый год есть планы по количеству призывников осенью и зимой. И каждый год они дружно не выполняются.

…В общем, исходим из того, что Путин не говорил о 250 банках, которые должны остаться в России.