«Белый список» банков в нынешних российских условиях оказалось обнародовать не менее опасно, чем подтверждать подлинность черных списков. Обнародуешь — и все «несистемные» банки сразу же окажутся под подозрением.

Центробанк не видит необходимости в спешке с публикацией списка системно значимых для России банков с учетом текущей ситуации на рынке. Об этом порталу Банки.ру сообщил один из участников ежегодной встречи руководства регулятора с представителями банковского сообщества в подмосковном пансионате «Бор» в конце минувшей недели.

«Не видит необходимости в спешке» — очень мудрая, деликатная, я бы даже сказал, идеологически выверенная формулировка. Я не иронизирую. Можно было сказать то же самое совсем другими словами: публиковать список системно значимых банков сейчас — значит подрывать доверие клиентов и участников рынка ко всем остальным. Это ведь даже не тот случай, который описывается русской поговоркой «Поспешишь — людей насмешишь». Тут поспешишь — людей напугаешь.

Проблема в том, что лицензии у банков отзывает не только робеспьеровская неподкупность и принципиальность нового руководства ЦБ и ставшая ее следствием банковская паника населения в конце 2013 года. Населению сейчас, скорее, впору паниковать по поводу плавно, но при этом как-то уж больно стремительно падающего курса рубля. А вовсе не страдать насчет устойчивости какого-нибудь там Внешморгбанка из замечательного списка 50 вымышленных ненадежных банков, составленного недавно на злобу дня лучшим, на мой вкус, юмористическим журналом страны «Красная бурда». Банковские лицензии отзывает сама экономическая ситуация в стране. Это не значит, что в России нет недобросовестных банков. Это значит, что все тяжелее выживать многим добросовестным.

Вот уже месяца три представители ЦБ твердят как мантры: «Списки черных банков, распространяемые в Интернете, не соответствуют действительности»… «Мы не составляем списки ненадежных банков»… «У нас нет задачи оставить в России определенное количество банков». Они говорят истинную правду. Только безумец может сочинять сейчас реальные «черные списки банков» или зачищать банковскую систему по нумерологическому принципу: нравится нам число «177», пусть тогда в стране останется как раз 177 банков. Но ровно в ту самую секунду, когда регулятор обнародует список системно значимых банков, он же «белый список», рынок и привыкшее к тому, что государство его постоянно обламывает, население поймут сигнал однозначно: вот эти 20-30-50-70 банков государство в любом случае спасет, а остальные 750—800 могут накрыться медным тазом в любую секунду.

ЦБ честно проводит разъяснительную работу. Рассказывает не столько банкирам (они это худо-бедно должны понимать), сколько населению, что системно значимые банки — не те, которых не лишат лицензии ни при каких условиях. Что за этими банками будет особенно жесткий надзор и для них даже могут быть созданы свои отдельные нормативы. Что это такая банковская премьер-лига. Но наш пуганый и привыкший не доверять государству народ твердо уверен: никакого футбола вне премьер-лиги не существует.

Кризис доверия населения к государству и банковской системе в целом — вот главная причина, по которой «нет необходимости в спешке» при публикации списка системно значимых банков. Народ ведь без всяких списков регулятора и собственного экономического образования знает, что, например, Сбербанк и ВТБ будут жить примерно столько же, сколько протянет в своей нынешней инкарнации страна Россия. Ну если только кто-нибудь умный наверху вдруг не решит объединить все крупные банки в один — мало ли чего можно ожидать от наших государственных мужей?

Постоянно оттягивать публикацию «белого списка», периодически сообщая интересующейся публике, что работа идет полным ходом, положения пишутся, критерии выверяются, что надзор за участниками «шорт-листа» российских банков будет строгим-престрогим, в нынешних условиях оказывается более безопасным, чем вдруг — раз — и завершить эту работу.

В российской банковской системе слишком много государства. Оно контролирует почти все крупнейшие банки страны, да еще и гарантирует основной массив вкладов населения в подавляющем большинстве остальных банков. Поэтому любой банк для миллионов людей по-прежнему всего лишь государственная контора, сберкасса. По такой логике список системно значимых банков автоматически окажется для этой категории россиян списком ВСЕХ банков, которые останутся.

Я не утверждаю, что до конца этого года мы так и не увидим «белого списка». Но в ситуации, когда рубль стремительно падает, экономический рост водит хороводы вокруг нулевой отметки и размеров статпогрешности, а количество проблемных банков на рынке точно не уменьшается, торопиться действительно не надо.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции