Это же старо как мир. Так старо, что, кажется, так и только так и должно быть. Минфин выступает за финансовую стабильность. Минэкономразвития хочет все вокруг развить и ради этого готово рискнуть. ЦБ в этом споре вроде как не при делах, это структура независимая, у нее свои резоны. Главное в этом шоу — схватки Минфина и МЭР. Такие жаркие, что, кажется, ух! Друг друга чуть ли не предателями называют. Вспомните хотя бы поединки Германа Грефа и Алексея Кудрина — засмотришься, было, так, что о попкорне забудешь.

Времена Грефа и Кудрина прошли, а игра осталась прежней. Только вот нужна ли эта игра?

Что бы там ни говорили о последней версии доклада по денежно-кредитной политике ЦБ, это интересный документ. В нем довольно четко проанализированы текущие риски: низкий рост, слабый рубль, странно ведущая себя инфляция. Портит документ лишь несогласованность отдельных его частей, противоречия внутри текста, никак не сглаженные и не объясненные, но для документов нынешней власти это нормально. Зато ЦБ признает риск негативного воздействия на инфляцию слабого рубля. Что является значительным прогрессом по сравнению с заявлениями ЦБ месячной давности. Ради смягчения этих рисков ЦБ готов пойти на ужесточение (ужесточение ради смягчения — ну да) денежной политики.

И все бы ничего, но тут на сцене появляется замминистра экономического развития Андрей Клепач и заявляет, что ЦБ ошибается, что никаких инфляционных рисков в ослаблении рубля нет и ужесточать политику не нужно. Вроде бы все понятно, зачем он так говорит. Ужесточение политики влечет за собой риски замедления экономического роста, а рост — это забота его, Клепача, министерства. Вот и заботится. Старая игра. Опера «Ленин в Октябре»:

Ленин: Впеееред!

Троцкий: Назззаад!

Увертюра.

Но время ли сейчас для таких увертюр? Ведь что на самом деле происходит с курсом и ростом, отчего отток капитала поставил рекорд в январе — никто не знает, не понимает, а если и понимает, то объяснить не может.

Ни для кого не секрет, что новый министр экономического развития Алексей Улюкаев своего заместителя не очень-то жалует. Скажем, история о том, как в прессу утекло предложение Клепача повысить разрешенный предел дефицита бюджета. Ну вроде как не виноват Клепач, что утекло. Не он же слил. А вносить предложения — его работа. Но министр был крайне недоволен. Вот и можно подумать, что Клепач, критикуя ЦБ, на самом деле отстаивает некие идеалы своего ведомства в противовес «чужаку» Улюкаеву. Вывод: у них там бардак, слушать их не надо, а лучше уводить капиталы из страны. Ура, отток!

На самом деле рокировка Улюкаев — Набиуллина сама по себе очень продуктивна. Это у бизнес-тренеров есть такой прием. Вот, есть поставщики, и есть торговые сети. Те и другие дерутся и считают друг друга врагами. На деловой игре поставщику предложена роль менеджера торговой сети, и наоборот. Мгновенно игрок вынужден принять манеру поведения своего бывшего противника, а значит — понять ее и не оценивать впредь в гамме «черное-белое». Что-то подобное случилось и тут, министр экономического развития и представитель ЦБ местами поменялись. Это так важно в пору кризиса. Но не получается синергии. И вот почему.

Во-первых, вопреки расхожему мнению, чиновники показали, что работать в команде они не умеют. Но есть, во-вторых, и более веская причина. Это какое-то непонятное «затухание» Минфина. В чистоте жанра именно Минфин, а не ЦБ, должен быть объектом критики со стороны МЭР. Но Минфин в последнее время сосредоточился на пошлинах для любителей интернет-торговли и на прочих столь же важных вещах. Можно сказать и иначе: ЦБ и Минфин так сплелись, что общую позицию выражает тот, кто лучше умеет это делать, — а это команда Набиуллиной, конечно же.

Все это очень мило и многое говорит о нравах во власти, но не дает ответа на основной вопрос современности. Он прост и звучит так:

— Ребята, а что на самом деле происходит в стране? Если это кризис, так и скажите. Если стагфляция — ну, давайте так. Но объясните уже и не забудьте рассказать, что собираетесь делать.

Причем расскажите согласованно, чтобы лишить нас острого удовольствия гадать на кофейной гуще и раскладывать пасьянсы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции