В ответ на решение Visa и MasterCard (MC) заблокировать карты, эмитированные банком «Россия», СМП Банком и их «дочками», депутаты Госдумы РФ предложили пару ответных мер: отказаться от услуг этих международных платежных систем и с 1 октября 2014 года запретить размещение операционных центров вне России.

Первое предложение вряд ли стоит обсуждать из-за ущерба, который будет нанесен России в случае его реализации. Ведь на Visa и MC приходится около 85% карт, эмитированных в России. Такой отказ чреват коллапсом нашего финансового рынка. Не стоит уподобляться унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла.

А вот второе предложение заслуживает более серьезного внимания. Посмотрим его точную формулировку: «При осуществлении перевода денежных средств в рамках платежной системы операторами платежных систем, находящимися на территории Российской Федерации, должны привлекаться операционные центры, которые соответствуют требованиям настоящего федерального закона и находятся на территории Российской Федерации». Если Visa и MC построят операционные центры в России, они выполнят условия законопроекта. Однако если правительство США вновь потребует ввести санкции против российских банков, разве наличие операционных центров в России помешает Visa и MC исполнить этот приказ? Так что в этом случае данный законопроект не препятствует повторению инцидента, хотя и повышает риски международных платежных систем, увеличивая их потенциальные потери в случае серьезного ответа на санкции.

Другой вариант — создать национальную платежную систему, принадлежащую резидентам и расположенную на территории России. Однако издержки создания такой системы российского масштаба, особенно с учетом сжатых сроков — до 1 октября, — будут чрезмерно высокими. Впрочем, депутат Владислав Резник не стал утруждать себя расчетами в финансово-экономическом обосновании законопроекта: «Принятие федерального закона «О внесении изменений в федеральный закон «О национальной платежной системе» не потребует дополнительных финансовых затрат, покрываемых за счет средств федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации». Что вряд ли, ибо частные и даже государственные банки могут поостеречься за свой счет ввязаться в эту авантюру, сомнительную в части рентабельности. Кто гарантирует массовое переключение населения на отечественные эрзац-карты, которые к тому же не позволяют рассчитываться за рубежом? Как всегда, за фантазии депутатов придется расплачиваться налогоплательщикам. Между тем госбюджет не резиновый.

Предположим, национальная платежная система будет создана, например, на основе УЭК — консорциума банков во главе со Сбербанком. Будет ли она качественной заменой Visa и MC? По опыту массовых сбоев в сети Сбербанка — вряд ли. Сервис «зеленого слона» в рекламе не нуждается.

Кроме того, Россия не располагает самостоятельной технологической базой для создания платежной системы национального масштаба. Размеры РФ многократно превышают ее возможности. Значит, придется покупать компьютерную технику и программное обеспечение на международном рынке. Скорее всего, у тех же американцев. Между тем технологический прогресс в этом сегменте стремителен, он требует постоянного обновления технологий. В случае серьезных санкций мы останемся с грудой устаревшего «железа».

Простые лобовые решения — далеко не самые эффективные. Давайте посмотрим на задачу шире. Что нам нужно? Снизить риски, связанные с возможным блокированием карт международными платежными системами. Конечно, можно убрать отрицательную экстерналию (внешний эффект) — сделать источник риска внутренним, что позволит его контролировать. Это путь, предлагаемый депутатом Резником. А можно пойти по более дешевому пути — диверсифицировать риски. Почему наш рынок фактически монополизирован американскими международными платежными системами? Почему не стимулировать экспансию в России самой распространенной международной платежной системы — China UnionPay (CUP)? Почему не открыть дорогу японской Japan Credit Bureau (JCB)? Помимо снижения рисков, ужесточение конкуренции снизит комиссии международных платежных систем и повысит качество их работы. Одновременные санкции со стороны Америки, Китая и Японии по отношению к России маловероятны. Ну а уж если против нас объединятся США и Китай, карты нам больше не понадобятся.

При этом без особой спешки целесообразно стимулировать и развитие национальных платежных систем — «Про100» (УЭК), Union Card, «Золотой короны» и других. Почему бы не использовать кобрендинг, когда, например, расчеты по одной и той же карте в стране идут в национальной платежной системе, а за рубежом — в международной? Такая карта снизит издержки санкций.

Однако следует понимать, что создание НПС не создает у финансовой системы России иммунитета к санкциям. Например, к тяжелым последствиям могла бы привести блокада российских банков американскими, что исключит РФ из системы безналичных долларовых расчетов. А ведь санкции могут быть и со стороны ЕС. Тогда Россию исключили бы и из системы безналичных расчетов в евро. И пришлось бы российским предпринимателям ездить по миру с чемоданчиками валюты.

Превратить «тихую гавань» в финансовую крепость не удастся. Уж слишком сильно Россия интегрирована в мировую экономику.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции