Если Россия хочет и дальше развивать рынок безналичных платежей и пластиковых карт, власти и банки обязаны обеспечить людям условия для бесперебойного проведения операций. И возможность выбора — тоже. Это бизнес, а не политика. Это услуга, а не почетная обязанность гражданина.

Слова «национальная платежная система» на уходящей неделе в медийном пространстве звучали едва ли не чаще, чем «Крым» или «Украина». О необходимости скорейшего создания НПС публично заявил и президент России. Главное, чтобы российская НПС не стала глухим забором, которым мы будем отгораживаться от мира, и свободно конкурировала с другими платежными системами.

Активные разговоры о создании НПС шли по крайней мере три года. Действует закон о национальной платежной системе, 9-я статья которого, обязывающая банки возмещать клиентам деньги, потерянные в результате мошеннических операций, в досудебном порядке, совсем недавно казалась банкирам едва ли не самой страшной проблемой карточного бизнеса. При этом до момента, когда карты клиентов банка «Россия», Собинбанка, СМП Банка и связанных с ними кредитных организаций в конце прошлой недели в одночасье превратились на время в бессмысленный кусок пластика, как золушкина карета в тыкву, создание национальной платежной системы точно не входило в число наших государственных приоритетов.

Однако, несмотря на официально принятый у нас ироничный тон по отношению к западным санкциям против России, эта относительно мелкая и частично снятая уже через день «каверза» главных мировых платежных систем MasterCard и Visa оказалась очень даже чувствительной. По официальным данным, из СМП Банка во время краткосрочного «карточного кризиса» было выведено 4 млрд рублей средств физлиц. В любом случае теперь создание национальной платежной системы из разряда стандартных для России крупных проектов, на которых участники могут освоить неплохие казенные деньги, возведено в ранг реально важной государственной задачи.

В России должна быть создана собственная бесперебойно работающая система платежей, как в Японии или Китае, заявил президент Владимир Путин 27 марта на встрече с членами Совета Федерации. «В таких странах, как Япония и Китай, эти системы работают очень успешно. Они изначально начинались исключительно как национальные, замкнутые на свой рынок, на свою территорию, на свое население, а сейчас приобретают все большую популярность», — сказал Путин. Впрочем, японской кредитной системе JCB (Japan Credit Bureau) уже 53 года. Было время раскрутиться. А карты китайской платежной системы UnionPay и сейчас принимаются во многих российских банках. Правда, сильно «дружить» с UnionPay России достаточно опасно: многие экономисты отмечают, что китайская банковская система находится на грани системного кризиса.

Центробанк пока не решил, создавать национальную платежную систему с нуля или обойтись относительно дешевым вариантом на основе действующих платежных систем. Понятно только, что если международная обстановка не разрядится, скорость создания НПС может оказаться важнее ее качества.

В Госдуме уже лежит законопроект, который был внесен в нижнюю палату парламента в тот же день, когда Visa и MasterСard заблокировали проведение платежей некоторым российским банкам. Законопроект, в частности, предусматривает размещение операционных и платежных клиринговых центров исключительно на территории России. Авторами законопроекта являются депутаты Владислав Резник, Анатолий Аксаков и Евгений Федоров. Глава Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков считает, что к 1 октября 2014 года законопроект может быть принят. Но политическая ситуация явно может заставить власти действовать быстрее. Только быстрее не значит эффективнее.

Возможно, ключевую вещь с точки зрения идеологии будущей НПС сказал тот же Аксаков. По его словам, банки не будут обязывать в обязательном порядке использовать национальную платежную систему: «Это добровольное дело. Чем больше платежных систем в России, тем больше конкуренция, выше качество, меньше тариф». Золотые слова. Только есть опасность, что, поскольку НПС будет создаваться на фоне борьбы с «американским диктатом» в обслуживании карт, государство перегнет палку и заставит банки пользоваться исключительно национальной платежной системой.

Национальная безопасность, несомненно, может быть логическим обоснованием ускоренного создания национальной платежной системы. А вот патриотизм — не может. Россиянам — держателям карт важно спокойно и без проблем расплачиваться ими и снимать деньги со счета в любой точке страны и мира. Им неважно, почему они не смогут этого сделать — из-за того, что своя платежная система создает технический геморрой, или из-за «вражеских санкций». Если Россия хочет и дальше развивать рынок безналичных платежей и пластиковых карт, власти и банки обязаны обеспечить людям условия для бесперебойного проведения операций. И возможность выбора — тоже. Это бизнес, а не политика. Это услуга, а не почетная обязанность гражданина.

Платежная система в России может быть какая угодно — японская, китайская, американская, итальянская. Лишь бы работала. Ну и желательно, чтобы россияне сохранили возможность свободно ездить за границу и пользоваться картами российских банков за пределами отечества.