Санкции Запада против России обернулись пшиком — раздаются радостные крики из углов и подворотен. Отсюда естественная мысль, что Барак Обама испугался и вообще — слабак. А я как рыкну, а я как прыгну — полетят клочки по закоулочкам. Карикатуры в Интернете: сидит на корточках африканец, добывает огонь трением и рассказывает ободранным коллегам: «Тут я ему говорю: «Вы дорого заплатите за это!» И понеслось…».

В самом деле, ждали большего. Санкций «а-ля Иран». Все активы конфискованы. Визы не выдают никуда. Самолеты не летают, пароходы не ходят. Нефть не покупается. Газ не вдыхается. Страна-изгой, нет ее. А что с Россией получилось?

«Дорого заплатите» — начало не предвещало ничего хорошего. Поговаривали о расколе элит, дескать, офшорная аристократия сдаст своих лидеров. Затем появляются списки, в которых мы видим людей, или не имеющих в экономике никакого веса, или имеющих (разумею тут прежде всего Ковальчука и Ротенбергов), но как бы «боком». Юрлиц, кроме банка «Россия», о существовании которого многие далекие от экономики россияне и не подозревали, — нет вовсе. Где «Газпром»? Где «Роснефть»? Где Сечин? Дерипаска? Это как Иудушке Головлеву казалось, что коли матушка проклянет, так тут же с неба упадет молния и сожжет его. Прокляла. Не упала. Не сожгла. Что вызвало эйфорию, как у человека, который избежал неминуемой гибели. Все, брат, прорвались, прямая дорожка.

Сначала говорили, что Россия сдала Штатам Сирию, отсюда и мягкость санкций. Затем вспомнили, что вообще-то западным капиталистам тоже от санкций убыток будет, и увидели в этом причину. А под конец так разохотились, что объявили Обаму слабаком, а себя — носителями некой «мягкой силы».

Но я бы не стал прыгать на продавленном диване, как это любят делать дети. Скажу прямее: самое худшее, что Запад мог сделать России, он сделал. Это — отсутствие серьезных санкций как таковых. С санкциями у нас был бы шанс изменить экономику страны. Без санкций шансов нет, а ухабистая дорожка, по которой идет наше народное хозяйство, верно и быстро заведет его в тупик.

Вот уже Эльвира Набиуллина говорит, что рост ВВП в этом году вряд ли превысит процент. Отчего все понимают, что рост может быть и отрицательным. Вот уже Герман Греф докладывает Путину, что Сбербанк вводит план «Б», и поясняет — это кризисный план, на случай, если заемщики разорятся. Под заемщиками разумеются металлурги и прочие крепкие ребята. Без субсидий на 2014 год осталось наше сельское хозяйство. Предлоги разные, объяснения тем более, а суть одна — субсидий нет. Закрываются магазины и кафе — процесс стал настолько бурным, что этого трудно не заметить, если просто посмотреть вокруг себя. Очевидно, наша экономическая политика убивает нас вернее санкций. А раз так, зачем санкции? Можно «стрелять во врага», который падает в пропасть. Но зачем, если он может упасть туда сам?

Санкции отрезвили бы, заставили очиститься. Положить конец бизнесу чиновников. Офшорным порядкам. Коррупции. Обратить внимание на малый бизнес. Поменять кредитно-денежную политику (ну не абсурд ли, когда пополняются резервы, прежде истраченные на поддержку рубля, в результате чего рубль слабеет?). Немцы стали современными немцами, не орущими и воюющими, а производящими и созидающими, после того, как им хорошо надавали по голове.

Не проводя исторических сравнений, которые натянуты и неуместны, хотел бы резюмировать той простой, но светлой мыслью, что и от боли есть удовольствие, а нас лишили и того, и другого. Вот в чем сила и ужас Барака Обамы. Человека, который России не желает добра, — это правда. Но вовсе не дурака и не слабака.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции