Если бы в Древнем Риме экономикой заведовали современные российские деятели, последний день Помпей из катастрофы превратился бы в мощный катализатор экономического роста.

Камень, отброшенный строителями, прямоугольным стал, как шутили тогдашние камнетесы. Сами рассудите: да, вулкан уничтожил 100% валового регионального продукта Помпейского муниципального образования. Но каков объем восстановительных работ! А это — рабочие места, зарплаты, госконтракты со всеми вытекающими. Нет, не умели в те времена экономику делать. Не то что мы.

Экономика России в 2014 году напоминает мне никогда не существовавшую поговорку «от пожара еще и погрелся». Восстановим хронологию событий. С конца минувшего года ЦБ начинает кампанию по отъему лицензий у кредитных учреждений. Чуть позже, а именно в январе, рубль начинает дешеветь с лошадиной силой. Тоже, как говорят, не без участия регулятора. Случись это все по отдельности, вышел бы позор и срам. Но когда понос и золотуха, тогда работает рынок-братуха. Люди, напуганные закрытием банков, утратили доверие к банковской системе и сняли свои сбережения. И, напуганные девальвацией, не стали хранить деньги под матрасом, а бросили их в экономику. То есть пошли в магазины и всего подряд накупили. В результате в стране вот уже два месяца наблюдается экономический рост на фоне чумы. Слабенький, бумажный, истерический, но рост. Но зачем, чтобы быть сильнее, нам нужна беда?

В самом деле, зачем? Бизнес-омбудсмен Борис Титов, составив доклад президенту страны, не пожалел черных красок, рискнув упомянуть даже и о бесчинствах силовиков в отношении бизнеса. Но волшебным образом не коснулся того известного бизнесменам обстоятельства, что экономический рост в России в первую голову подрубается слабым внутренним спросом. Как оживить этот спрос — непонятно. Государство все перепробовало. Повышали зарплаты бюджетникам и денежное довольствие военным. Думали, что люди пойдут в магазины и начнется праздник потребления. А они не пошли, в банки все положили. Благо тогда, в конце нулевых, банки давали щедрые проценты по депозитам.

Вроде бы и ладно, в банк — не под матрас, тоже форма вложения в экономику. Но не у нас. У нас, если деньги в банке — считай, для экономики их нет. Ладно, разорили банки (те, которые можно) сунули, так сказать, палку в осиное гнездо. Желаемое вроде бы получили, покупки есть, но понятно, что эффект вышел истерическим и краткосрочным. Хотелось бы не восстанавливать всю жизнь очередные Помпеи (в роли которых могут выступать Сочи, а может, Крым), а просто жить. И развивать народное хозяйство не на краткосрочных истериках, а на твердых основаниях потребительского оптимизма.

Именно оптимизма не хватает для того, чтобы не было больше Помпей. Ведь можно банки винить — кредиты дорогие, поэтому доярка пока не готова купить личный вертолет. А депозиты высокие — поэтому доярка несет деньги на депозит. Давайте бороться с депозитами. Можно доярку обвинить — дура, зачем тебе вертолет, он же импортный, купи лучше «Жигули»! А можно поднять взор немного выше и спросить вот что.

Слабо вам, товарищи, лет пять в России ничего не менять? Чтобы у покупателя и простого неба-коптителя не было ощущения сгущающегося ада? Лет пять не сжигать сердца геев. Не превращать США в радиоактивный пепел, не принимать законов Димы Яковлева и не сажать блогеров за коммент в их ленте? Вот просто замереть и создать у людей ощущение стабильности (не истерической стабильности, заметим, — «траву есть будем, а не сдадимся»). Тогда и банки поведут себя иначе. Недаром же бывший глава ЦБ Сергей Игнатьев именно так и пытался себя вести. Его словно не было, главы ЦБ. Но одного ЦБ мало. Потому что это только кажется, что адский треп какого-нибудь регионального депутата не имеет отношения к деньгам. К деньгам имеет отношение все. Деньги не любят, когда в стране из парламентов исходит ад. Можно не смотреть телевизор и вообще ничего не замечать вокруг, но когда ада много, ты начинаешь чувствовать себя неуверенно. И какой ты после этого потребитель?

Неужели неделание, в чем я вижу что-то даосское, может спасти экономику великой динамичной страны? Конечно, может. Именно поэтому римляне не стали восстанавливать Помпеи. И их дорогами еще кое-где пользуются.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции