Еще совсем недавно российские власти заявляли о желании вывести страну в первую мировую двадцатку по удобству ведения бизнеса. О необходимости радикально улучшить инвестиционный климат. О желании сделать Москву международным финансовым центром. О 25 млн новых рабочих мест в стране к 2025 году. Сегодня два самых часто звучащих слова применительно к российской экономике — «изоляция» и «санкции». Эти двери развития России закрываем мы сами. Мы сами строим эту нелепую стену.

…Даже в начале этого года такое сообщение показалось бы фейком. Сегодня уже не кажется. По информации Businessweek, ссылающегося на осведомленные источники, администрация США призвала руководителей американских компаний бойкотировать Петербургский международный экономический форум в связи с кризисом вокруг Украины. По данным издания, министр финансов Джейкоб Лью и старший советник Барака Обамы Валери Джарретт передали топ-менеджерам американских компаний, что их участие в мероприятии такого уровня в РФ нежелательно. «Очевидно, что принимать решения компании будут самостоятельно, но мы считаем, что присутствие руководителей компаний в России на мероприятии такого рода подаст неправильный сигнал», — прокомментировала эту информацию пресс-секретарь Совета национальной безопасности США Кейтлин Хэйден.

Петербургский международный экономический форум пройдет 22—24 мая. За последние годы он стал нашей экономической витриной, главными инвестиционными воротами России. На нем выступали лидеры страны, звучали программные заявления. На консультациях в кулуарах ПМЭФ в свое время была достигнута решающая договоренность, сделавшая Россию членом Всемирной торговой организации, чего наша страна добивалась полтора десятка лет. Какой сигнал мы пошлем инвесторам сейчас? И каким инвесторам?

Россия — восьмая страна мира по доле ВВП в глобальной экономике. Эта доля составляет примерно 4%. Уже только поэтому, не говоря уже о масштабах импорта и зависимости от экспорта своих энергоносителей, нам невозможно закрыться от мира безболезненно для себя. Даже Советский Союз, при всей своей политической закрытости, «железном занавесе» и откровенном пренебрежении экономическими интересами своих граждан ради реализации политических утопий, все равно всегда оставался частью глобальной экономики. Американский авантюрист и бизнесмен Арманд Хаммер, глава Allied Drag and Chemical Corporation, в 1921 году, за 12 лет до официального признания Штатами советской России, задружился с Лениным и подписал первый контракт с Наркоматом внешней торговли РСФСР: снабдил голодающую Россию пшеницей в обмен на пушнину, черную икру и награбленные большевиками произведения искусства. Так или иначе, в течение всей советской истории иностранные компании присутствовали в России, а советская Россия торговала с миром, причем не только со своими многочисленными идеологически близкими государствами-сателлитами.

Сейчас никакого международного клуба стран — последователей России не существует. В случае самоизоляции, — а никакие внешние санкции не способны изолировать Россию сильнее, чем ее собственные возможные шаги по искусственной дедолларизации экономики, вытеснению международных платежных систем и «дочек» иностранных банков, — обвал национальной экономики будет стремительным. Никакой «поворот к Азии» не спасет. С тем же Китаем мы и до нынешнего радостного, судя по реакции большей части населения, броска из цивилизации к неоварварству, торговали достаточно много. Он и сейчас наш главный внешнеторговый партнер среди конкретных государств. Хотя наш общий товарооборот со странами ЕС, которых мы активно пытаемся сделать своими врагами надолго и всерьез, не переставая просить у них безвизового режима, хранить счета элиты в их банках и покупать там недвижимость, почти в пять раз больше, чем с Китаем.

Наша национальная экономика в очередной раз в истории оказывается заложницей политических целей. В современном мире нет государств, чья мощь и влияние определялись бы исключительно размером территории. Тот же Китай, который в мечтах российских патриотов становится новой страной мечты вместо Америки у условных либералов, и близко не думает закрывать экономику. Он один из мировых лидеров по привлечению иностранных инвестиций. Он активнейшим образом инвестирует в другие страны, причем больше всего — в западные. Он сам с помощью западных партнеров пытается развивать инновационные технологии.

Раз уж мы так полюбили все китайское, вот вам напоследок красивая китайская легенда. Говорят, император Шихуанди, тот самый, что построил Великую Китайскую стену, сделал это, чтобы отгородиться от смерти. Он убедил себя, что смерть просто не сможет перелезть через такое грандиозное по высоте и протяженности сооружение, а потому никогда не придет за ним. Что он чувствовал, когда умирал, нам узнать не дано. Зато нетрудно догадаться, что будет, если Россия построит стену от мировой экономики. Полностью отгородиться от мира все равно не сможем. Но жить нам с вами, тем, кто останется за стеной, явно будет несладко.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции