На примере новых российских регионов мы заново познаем некоторые прописные истины. Например, лучше разрешать чиновникам открыто вести бизнес, чем превращать пассажирские паромы с банкоматами в единственный способ обналичивания рублей.

…Эти две новости совпали практически день в день. Новость первая. Президент России Владимир Путин подписал указ, по которому чиновникам, работающим в ведомствах на территории Крыма, временно разрешается заниматься предпринимательской деятельностью. Правда, совсем ненадолго. Разрешение будет действовать до 1 января 2015 года. До этого срока с крымских чиновников также снимается обязанность передавать в доверительное управление принадлежащие им ценные бумаги и декларировать сведения о своих доходах и имуществе. В этом смысле крымские чиновники будут отличаться от остальных российских братьев по клану, которые вынуждены записывать свои бизнесы на родственников, передавать ценные бумаги иностранным управляющим компаниям и декларировать доходы, хотя за недостоверность таких деклараций еще никого не наказали.

Новость вторая. В Артиллерийской бухте Севастополя пришвартовался пассажирский паром «Капитан-лейтенант Казарский» с банкоматами некоего российского банка. На судне установлено 12 банкоматов, которые смогут выдавать российскую валюту. Это судно стало первым местом в Севастополе, где можно снимать рубли: почти через два месяца после присоединения города к России и за две недели до окончания официально утвержденного Госдумой РФ срока хождения гривны в новых российских регионах. Я, кстати, не поленился и посмотрел, что это за судно такое «Капитан-лейтенант Казарский». Оно вмещает максимум 539 человек. Для допофиса банка, конечно, неплохая вместимость. Но в Севастополе на 1 марта 2014 года проживало 354 124 человека. Сами посчитайте, сколько таких судов надо пригнать в город воинской славы, чтобы обеспечить население рублями, если нет других легальных способов их «добычи».

В Крыму и Севастополе чиновники столкнулись примерно с тем же, с чем российские власти последний раз сталкивались 23 года назад: помнить это из всего российского правительства может только министр обороны Сергей Шойгу, который и тогда был в правительстве, причем руководил борьбой с чрезвычайными ситуациями. Это ситуация, когда одного государства уже нет, а другое толком еще не появилось. Тут уже казенными чиновничьими формулировками — «разработан целый комплекс мероприятий», «мы работаем над решением этих вопросов» — не отделаешься. Людям важно дать возможность получить зарплату и пенсии в той валюте, которая является денежной единицей их новой страны, шанс заплатить за коммунальные услуги и покупки. Если российские компании и банки боятся, пусть хотя бы крымские чиновники попробуют наладить эти элементарные функции, даже владея своими бизнесами, как Совет министров Крыма владеет Российским Национальным Коммерческим Банком.

Можно разрешить чиновникам официально иметь свой бизнес и в остальной России — все равно ведь неофициально тысячи государственных мужей владеют маленькими и немаленькими «свечными заводиками». Только с одним условием: никаких преференций. Пусть чиновники ведут свой легальный бизнес ровно по тем правилам, которые они сами написали. Так же получают бумажки для согласования, так же отбиваются от налоговых проверок, силовиков и санэпидемстанции. А если еще добавить к этому механизм реальной ответственности за недостоверно задекларированные доходы и имущество, вообще все будет хорошо.

Одна из главных проблем российской жизни состоит в том, что чиновники живут в одной стране, а население — в другой. Вот пусть государственные мужи и почувствуют себя в шкуре владельца небольшого регионального банка или маленького торгового предприятия. Формальное отлучение от бизнеса точно не сделало российских чиновников или депутатов честнее. Пусть уж тогда живут общей жизнью со страной, сами почувствуют, какой предпринимательский климат создали, способствует ли он конкуренции, инвестициям, росту производства.

Когда в России становилось по-настоящему плохо, многие чиновники поступали, как те самые крысы, которые бегут с тонущего корабля. За последние годы они привыкли управлять кораблем, не очень-то отвечая за то, куда этот корабль плывет и нет ли в его корпусе опасных пробоин.

Патриотический подъем — это, конечно, замечательно. Но национальная гордость не может быть ходовым товаром, которым можно поить, кормить, обувать и одевать население, ее нельзя менять на рубли или доллары. Давно пора конвертировать патриотический подъем в экономический. И пусть чиновники активно поучаствуют в этой трансакции — не распилом бюджета, а реальной предпринимательской деятельностью. Причем исключительно на общих основаниях. Ведь если крысы на корабле, значит, он пока не тонет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции