Помнится, в августе 1990 года председатель Верховного Совета РСФСР Борис Николаевич Ельцин предложил регионам взять столько суверенитета, «сколько они смогут проглотить». Эта фраза, за которую его тогда (и особенно потом) много ругали, на самом деле очень точная и правильная. Если хочешь суверенитета, свободы или буженины с хреном — бери столько, сколько сможешь проглотить. Замахнешься на большее — получится что-то неприятное или даже неприличное.

Похоже, комедия с «запретом» платежных систем в России подходит к концу: до российских властей начало доходить, что кусок «карточного суверенитета», который они попытались откусить у международных платежных систем, местные банкиры не то что переварить не могут, но даже проглотить его у них толком не получается.

В интервью Bloomberg TV премьер Дмитрий Медведев опустил существующую проблему с платежными системами на персональный уровень. По его словам, «то, что было сделано Visa и MasterCard, является прямым нарушением договора с российскими пользователями… с конкретным человеком, который доверился этим платежным системам» (цитата по «Прайму»). То есть это уже не оскорбление великой страны и угроза национальной финансовой безопасности, а всего лишь нарушение договора с отдельными пользователями — физическими лицами.

Чуть позже, после того как Visa и MasterCard намекнули, что ничего особо страшного в потере 2—3% своей глобальной выручки не видят, министр финансов РФ Антон Силуанов cообщил, что они продолжат работу в России. Мол, «мы не можем отказаться от этих систем, так как более 90% пользователей платежных систем работает с ними» (цитата по Интерфаксу). Внезапно. Когда принимали закон, вероятно, думали, что доля Visa и MasterCard на российском рынке процентов десять, а тут вдруг оказалось девяносто.

Если допустить, что слова министра были правильно поняты и переданы (об этом — ниже), крайне интересно будет наблюдать процесс смягчения российской позиции по этому вопросу. В платежных системах работают приличные солидные люди, поэтому до публичного унижения страны с принесением извинений и отказом от всех требований дело, вероятно, не дойдет. Будет найден какой-то формально компромиссный вариант, ничем не грозящий Visa и MasterCard, но позволяющий российским властям заявить об очередном успехе экономической политики.

Например, обеспечительный взнос может быть понижен с нынешних 1—2 млрд долларов до формальных 100 млн. Для обывателя это в любом случае не представимые в реальности деньги, а нули никто считать не будет. Другой вариант: взносы сделают не системы, а российские банки, которые переложат бремя этих расходов на клиентов или на Центробанк.

Есть шанс, что с окончанием календарной весны на спад пойдет и обострение квасного патриотизма на всех фронтах — от военных до финансовых. Впрочем, о полном избавлении от морока говорить еще рано: министр финансов в современной табели о рангах — величина не слишком крупная, да и премьер, прямо скажем… Пока непонятно, чем были их заявления — согласованной с «верхами» позицией или собственной инициативой, которая должна заставить эти «верхи» всерьез задуматься над своими действиями. Не стоит отрицать вероятность «отказа от отказа». В ближайшие дни запросто может оказаться, что «журналист неправильно понял» Антона Силуанова или что Дмитрий Медведев имел в виду нечто совершенно противоположное сказанному. Но нельзя не заметить, что ситуация существенно поменялась, поэтому надежда на победу здравого смысла еще жива.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции