Топ-менеджер одного из российских госбанков сказал Reuters: «Этот кризис намного хуже того, что был в 2008 году. Тогда все были в одной лодке. Теперь это только Россия, и каждый норовит потопить ее... Это будет очень тяжелый год».

В экономике России нарастают негативные процессы. Наша экономика стагнирует: годовой рост ВВП в I квартале снизился до 0,9%, за 2014 год рост ожидается на уровне 0,2—0,5%, на горизонте маячит рецессия. Между тем разогнавшаяся в мае до уровня 7,6% годовая инфляция не позволяет ЦБ смягчить монетарную политику для стимулирования экономического роста, ЦБ вынужден был уже два раза повышать ключевую ставку — с 5,5% до 7,5% годовых. Основным фактором нынешнего всплеска инфляции является девальвация, вызванная украинскими событиями и санкциями. Так что мы уже имеем стагфляцию. Ухудшение экономической конъюнктуры связано в том числе и с геополитическими проблемами нашей страны. Отток капитала способствует ужесточению дефицита ликвидности. За I квартал 2014 года чистый отток капитала достиг 50,6 млрд долларов против 27,5 млрд за I квартал 2013-го и 59,7 млрд за весь 2013 год.

Однако нет худа без добра: отток капитала в условиях искусственной стабилизации Банком России курса рубля способствует ослаблению инфляции — так как ЦБ продает валюту за рубли, тем самым сокращая денежную массу. Если бы не отток капитала, мы бы уже давно находились в состоянии гиперинфляции. Попытка стабилизировать рубль в условиях усиливающегося оттока капитала ведет к растрате международных резервов. За 2013 год они сократились на 28 млрд долларов, или на 5,2%. Ранее ЗВР России сокращались только в 2008 и 1998 годах. В 2014 году тенденция к сокращению ЗВР усилилась: за пять месяцев этого года международные резервы России уменьшились на 42,4 млрд долларов, или на 8,3%. Эта тенденция может стать одной из причин снижения кредитных рейтингов страны, что, в свою очередь, приведет к росту процентных ставок. Тенденция к ослаблению роста ВВП отражается и на корпоративном кредите, его динамика повторяет динамику ВВП с лагом в полгода. Есть и обратная связь — снижение темпа роста корпоративного кредита способствует замедлению темпов роста ВВП.

Какие еще факторы ослабляют темп роста корпоративного кредита? Увеличение внешнеполитических и экономических рисков России способствует росту «плохих» долгов, сокращению темпа роста корпоративного кредита и росту кредитных ставок. Одна из угроз, нависших над Россией, — усиливающаяся изоляция в рамках санкций. Возможен третий пакет санкций, в том числе имеющих секторальный характер. Болгария и Сербия под давлением США остановили работы по строительству газопровода «Южный поток», который должен был стать альтернативой украинскому каналу поставок газа в Европу. Усиливается рост международной напряженности: в ответ на учения НАТО в окрестностях Риги Sabre strike 2014 и в Балтийском море Baltops 2014 Россия проводит учения в Калининградской области. Другая причина роста кредитных ставок — повышение ключевой ставки ЦБ до 7,5%. Рост инфляции (ожидаемый уровень в июне — 8%) делает вероятным дальнейшее повышение ключевой ставки. Одно из следствий растущей изоляции — закрытие иностранных рынков денег и капитала для российских структур, ведущее к ужесточению дефицита ликвидности, снижению предложения корпоративного кредита и росту процентных ставок. Также ослаблению роста корпоративного кредита способствовал банковский микрокризис.

Микрокризис и санкции снизили доверие населения к банковскому сектору, что, в свою очередь, замедлило темпы роста вкладов. Сокращение ресурсной базы — еще один негативный фактор для корпоративного кредита. Наконец, следует отметить и эффект вытеснения корпоративного кредита розничным: банки направляют ресурсы в более выгодный розничный кредит. В результате к началу 2014 года рост корпоративного кредита существенно замедлился. Если на 1 января 2012 года годовой темп роста достиг 26%,то на 1 января 2014 года он ослабел более чем в 2 раза — до 12,7%. Возникает аналогия с кризисом 2008—2009 годов, когда закрытие рынков денег и капитала для российских структур привело к кризису ликвидности. Однако есть существенное отличие — тогда на рынке сформировалась пирамида РЕПО, и закрытие зарубежных рынков вызвало проблемы с рефинансированием и обрушило пирамиду, приведя к массовым маржин-коллам. В настоящее время подобной пирамиды нет. В то же время санкции и изоляция способны привести и к эффекту роста национального производства, подобного тому, что возник в 1998 году из-за обвальной девальвации рубля, к эффекту импортозамещения. Однако столь мощного эффекта сейчас не будет, так как в 1998 году простаивали незагруженные производственные мощности, сохранившиеся с советских времен. Сейчас этого ресурса уже нет — старые мощности окончательно разрушились, а новые не были созданы из-за слабого притока инвестиций.

В то же время государство, по существу, стало основным источником финансирования банковского кредита. Гальванизация кредита осуществляется за счет госресурса, преимущественно распределяемого через госбанки, — вопрос в качестве кредитного портфеля. Именно вливаниями госсредств объясняется, казалось бы, нелогичное ускорение роста корпоративного кредита в 2014 году на фоне замедления роста розничного кредита. Что плохого в том, что ЦБ гальванизирует рынок корпоративного кредита? Это эквивалентно финансированию экономики за счет печатного станка. Что чревато или инфляцией и девальвацией, или, при искусственной стабилизации курса, растратой международных резервов. Мы имеем и то, и другое, и третье: и растущую инфляцию, и девальвацию, и сокращение ЗВР. Кроме того, экспансия госкредита ведет к неэффективной растрате средств на политически мотивированные проекты. Проблема обостряется и характерным для госбанков высоким уровнем коррупции.

Налицо противоречивая монетарная политика: с одной стороны, происходит ее смягчение путем накачивания банковского сектора деньгами в рамках сделок РЕПО и кредитов под нерыночные активы, а с другой — ужесточение с помощью повышения ключевой ставки. Мы перешли к новой фазе: накачивание банковского сектора ликвидностью с помощью сделок РЕПО сопровождается кредитами под нерыночные активы. Начинает формироваться новая пирамида: банки получают кредиты ЦБ под залог корпоративных кредитов, а полученные средства вновь размещают в корпоративные кредиты. Следующий этап, который может наступить по мере исчерпания незаложенных активов, — возврат к беззалоговым аукционам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции