Президент России Владимир Путин озабочен: крестьяне должны банкам все больше денег.

«В отрасли сохраняются и известные трудности. Хозяйства сильно закредитованы, их основные фонды, включая машинный парк, требуют пополнения и обновления, а общая рентабельность производства, к сожалению, находится пока на низком уровне», — цитируют президента информационные агентства.

Глава государства привел и некоторые цифры: за год долги перед банками выросли на 5%, а просроченная задолженность — на 20%. Общая долговая нагрузка — 2 трлн рублей.

Можно с разных сторон на это посмотреть. Государство мало помогает крестьянам. И это правда. Кредиты для АПК дорогие. Это уже правда отчасти. Они дороги для всех. Прикормленные властью на местах хозяйства получают кредиты по нормальной ставке. То есть не все крестьяне бедствуют. Но в этих цифрах интереснее другое: опережающий рост просроченной задолженности.

Как это получается? Вот есть глава района. У главы района есть друг. Друг говорит: «А давай создадим как бы ферму, возьмем кредит, деньги потратим, а перед банком как-нибудь отговоримся». Ну или даже не надо отговариваться, потому что кредит придется получать в местном отделении госбанка, где у главы района все схвачено. Банк легко объяснит головному филиалу про «падеж скота» и «недород», после чего этот долг спишут как безнадежный. И всем хорошо.

Путин мог бы обратить внимание и на другое обстоятельство. Урожай зерновых в этом году планируется на уровне 97 млн тонн, говорилось на том же совещании. Это колоссальная цифра. Поскольку для того, чтобы испечь хлеб, требуется от силы 20 млн тонн, а животноводство в стране разрушено и кормов особо не нужно, львиная доля урожая традиционно идет на экспорт. Но если экспорт нефти обогащает бюджет, экспорт зерна обогащает не пойми кого. Он устроен примерно так же, как экспорт газа, только чуть менее монополизирован. Компании, в том числе принадлежащие государству, продают зерно за кордон, после чего платят в казну небольшие налоги, а прибыль оставляют себе. Из этой прибыли можно было бы обеспечить пресловутую поддержку села, если уж в самом деле проблема АПК заключается в том, что поддержка маленькая. Можно также выстроить эту поддержку более умно. Нехорошо ведь, что компания, близкая к чиновникам, получает господдержки на миллиард рублей, а десять других компаний на всех — 30 млн. Это я недавний конкретный пример привел. В самом деле, ни в какие ворота.

Но про «ворота» как-то забывается, зато банки виноваты. Давайте уж начистоту: с селом работают государственные банки. И работают так, как я уже описал. А частные банки не рискуют, потому что боятся нарваться опять же на то, о чем я написал. Немного начинает порочный круг напоминать: госбанки из-за отсутствия конкуренции распоясались уже не на шутку, а частные — чем дальше, тем больше опасаются лезть в сельское хозяйство.

Ситуацию может спасти только классическое обнуление. Вот, мол, ребята, есть ваша экономика, прибыли, убытки, ваша ответственность перед законом. Вот и работайте, как все. И не надо про угрозу продовольственной безопасности. Купим где угодно. У Белоруссии, у Израиля. Да, собственно, и покупаем. Ведь посмотрите, товарищи аграрии, вы говорите, что бедны как церковная мышь и что всю прибыль забирают торговые сети. Но торговые сети забирают прибыль у всех. Как вы объясните, что вот в эти самые дни картошка из Израиля стоит в сетевых магазинах 120 рублей за три кило, а ваша — 160—180 рублей? Иными словами, равно обобранные торговыми сетями, вы все же и себя не забыли. Ой, что мы слышим, дескать, торговые сети вступили с Израилем в преступный офшорный демпинговый сговор... Окей, но тогда давайте поговорим о вашем сговоре с главой района и главой отделения местного банка.

Честно, уже надоело: продукты дорожают быстрее всего. Кошелек гражданина худеет от покупки продуктов быстрее всего. Но нас кормят не только все более плохой и дорогой едой, а еще и стонами, разговорами о великой миссии сельского труженика. Кто решится уже навести порядок в нашей деревне?

Мнение автора может не совпадать с мнение редакции