Пока одни боятся того, что под натиском кризиса банки вот-вот начнут лопаться, как мыльные пузыри, другие этого с нетерпением ждут. «У меня ни сбережений, ничего за пазухой нет. Я радуюсь кризису, авось банк, в котором я брал кредит, лопнет. Вот тогда вообще супер будет!», — вот лишь одна из многочисленных записей, промелькнувших в последние дни на форумах, где кипят споры о том, кто виноват и что делать. Кстати, и в «оффлайне» заговорили о том, что на нынешнем кризисе можно даже заработать. Дескать, в 1998-м кто-то (знакомый или даже знакомый знакомого) именно так и поступил — взял кредит, а потом банк разорился и возвращать ничего не пришлось. А потому, мол, самое время последовать примеру «счастливчика». В то, что даже в лопнувшем банке о выданных кому-то деньгах не забудут, верят не все. Неудивительно, что власти и банкиры уже задумались о контрмерах.

Член комитета Госдумы по финансовому рынку и президент Ассоциации региональных банков «Россия» Анатолий Аксаков уже подготовил проект закона о внесении поправок в Уголовный кодекс РФ. Причем именно в те его статьи, в которых идет речь о незаконном получении кредита (ст. 176 УК РФ) и злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ). Важнейшее из предложенных изменений — появление в обеих статьях слов «потребительский кредит». Таким образом, уголовником по «кредитной» статье, в случае принятия поправок, сможет стать не только индивидуальный предприниматель или руководитель организации, но и обычный гражданин.

Правда, отправлять неисправных должников за решетку пока не планируется. Обновленная ст. 177 УК РФ, как она описана в законопроекте, указывает, что «злостное уклонение гражданина» от погашения кредиторской задолженности, в том числе и потребительского кредита, наказывается «штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов». Но все же резкое ужесточение мер борьбы с неплательщиками налицо. Ведь в действующей редакции 177-й статьи УК про потребкредиты не говорится вообще. Более того, отдельно взятый гражданин сейчас может быть наказан за невозврат кредита лишь в том случае, если он уклоняется от погашения долга уже после вступления в законную силу решения суда, а речь идет о задолженности «в крупном размере».

По мнению самих авторов законопроекта, строгость мер вполне оправдана, тем более что направлены они исключительно против нечистоплотных заемщиков. Которые, по словам Анатолия Аксакова, удар наносят не столько по банку, сколько по его клиентам. «Сегодня за кредитное мошенничество приходится расплачиваться добросовестным заемщикам повышением кредитной ставки, в которую банкирам приходится закладывать кредитную маржу с учетом ожидаемых невозвратов», — отметил глава Ассоциации «Россия».

Таким образом, тем, кто попал в неплательщики лишь в силу неудачно сложившихся обстоятельств, поправки в УК дополнительными неприятностями вроде бы не грозят. Ведь под наказуемым «злостным уклонением», по мысли авторов законопроекта, понимается такое поведение заемщика, когда он скрывается от кредитора, располагая при этом денежными средствами, достаточными для погашения долга. «Добросовестный заемщик даже, если попадет в трудную жизненную ситуацию и его способность погашать кредит окажется подорванной, не может быть привлечен к уголовной ответственности по данной статье», — уверяет Анатолий Аксаков.

К сожалению, уверенности в том, что всё будет именно так, нет никакой. В конце концов, тех, кто сознательно идет в отказ, как и откровенных мошенников, среди заемщиков не так уж и много. Так, исследование «Росгосстраха», проведенное весной 2007 года, показало, что людей, считающих невозврат кредита абсолютно нормальным поступком, в России не больше 2,5%. «Основная причина неплатежей кроется в отсутствии у заемщиков навыков жизни в кредит, а не в том, что они намеренно не гасят задолженность вследствие нежелания или негативного отношения к кредитору», — подчеркивается в подготовленном недавно коллекторским агентством «Секвойя Кредит Консолидейшн» аналитическом обзоре. И именно число «неплательщиков поневоле» в скором времени может заметно вырасти.

Согласно тому же обзору «Секвойя Кредит Консолидейшн», уже к середине 2009 года доля просрочки, может вырасти с 3,3% до 5%. Не исключено, что именно этот скачок числа неплательщиков и должны предотвратить поправки в УК. Не хочешь стать уголовником — сэкономь на чем угодно, но заплати. А если не поможет, то можно будет и над восстановлением существовавших некогда в России долговых тюрем задуматься.

Как это там у Гиляровского: «Я очутился в большой длинной комнате с нависшими толстенными сводами, с глубокой амбразурой маленького, темного, с решеткой окна, черное пятно которого зияло на освещенной стене… Так вот она, та самая «яма», которая упоминается и у Достоевского, и у Островского. Ужасная тюрьма для заключенных не за преступления, а просто за долги. Здесь сидели жертвы несчастного случая, неумения вести дело торговое, иногда — разгул… Большинство попадало в «яму» из-за самодурства богатеев-кредиторов, озлобившихся на должника за то, что он не уплатил, а на себя за то, что в дураках остался и потерял деньги».

В общем, не зарекайтесь!