Россия собирается совершить невероятный рывок и за два года полностью заместить весь импорт отечественной продукцией. Можно уже сейчас принимать ставки, почему это не получится. Но на самом деле власть и сама знает, что два года -- это целая вечность. Все равно никто не проверит.

«За предстоящие полтора-два года необходимо совершить настоящий рывок в повышении конкурентоспособности российского реального сектора», — заявил президент России Владимир Путин на заседании Госсовета по развитию отечественного бизнеса в условиях санкций на минувшей неделе. Правительству поручено до 1 октября (за две недели) разработать и утвердить программу импортозамещения. Замещать импорт отечественной продукцией необходимо как можно быстрее, считает российский президент. Чтобы заместить его полностью, нужно будет два года, полагает он.

Можно отдельно поразмышлять о целесообразности постановки самой задачи тотального импортозамещения. Ведь в мире вообще нет стран, которые бы ничего не импортировали. Последней такой страной, вероятно, был необитаемый остров из фантазий писавшего об этом, сидя в долговой тюрьме, Даниэля Дефо, где стопроцентного импортозамещения достигли Робинзон Крузо и его верный слуга Пятница. В России все-таки пока живет несколько больше людей, чем два человека. Даже Северная Корея, не публикующая никакой официальной экономической статистики около 50 лет и считающаяся символом абсолютной закрытости от мира, импортирует товаров примерно на 5 млрд долларов в год. Экспортеры тоже ведут статистику, поэтому факт импорта в современном мире утаить невозможно.

Ну да ладно. Представим себе, что 1 октября 2014 года у нас действительно появится подготовленная правительством программа импортозамещения, согласно которой не позднее 1 октября 2016 года мы все на свете будем производить сами: пармезан с хамоном, китайскую обувь и шестой (к тому времени, правда, уже  наверняка появится седьмой или даже восьмой) айфон. Только как этого добиться? Повторяю, мы не спрашиваем, «зачем». Мы только интересуемся, «как».

На этот вопрос на вышеупомянутом Госсовете начал отвечать сам глава государства. «Во-первых, нужно обеспечить доступность кредитов, создать новые конкурентоспособные по мировым стандартам условия финансирования бизнеса», — предложил Путин, признав, что об этом говорится уже не первый год, но толку мало. «Не раз говорили, что процентные ставки по кредитам часто превышают рентабельность проектов, ставят участников экономической деятельности, по существу, за рамки экономического здравого смысла», — отметил президент.

Все так. Но в нормальной современной банковской системе ставки по кредитам невозможно устанавливать декретами. А рыночная конъюнктура такова, что деньги для банков дорожают. В том числе благодаря действиям России, которые и привели нас к этим разговорам на тему тотального импортозамещения. Но если деньги дорожают для банков, они неизбежно будут дорожать и для заемщиков. В противном случае банки просто разорятся. Можно заменить банковское кредитование прямыми госинвестициями, беспроцентными кредитами или кредитами госкорпорации «Внешэкономбанк» под фиксированный государством крошечный процент. Но у государства просто нет таких денег.

Конечно, еще возможны и даже необходимы инвестиции частного бизнеса. Но инвестиции в российскую экономику начали падать еще до украинского кризиса и международных санкций. Продолжают падать и сейчас. А истории вроде внезапной посадки под домашний арест тишайшего, лояльнейшего олигарха Владимира Евтушенкова явно не добавляют российским бизнесменам любого калибра желания начать стремительно вкладываться в отечественное импортозамещение. Тем более что никаких послаблений собственному бизнесу в связи с международными санкциями пока не обещано: разве что некоторые крупные госкомпании и госбанки могут получить финансовую помощь государства. Причем из Фонда национального благосостояния — нашей общей заначки на «черный день», который, судя по факту обращения этих госкомпаний за помощью, уже где-то рядом.

Еще одну причину, по которой у нас не получится полностью заместить импорт за два года, интеллигентно обозначил бывший министр финансов Алексей Кудрин. «Качество государственного управления, я бы не сказал наихудшее, но оно не соответствует задачам экономического роста», — деликатно сказал Кудрин в ходе делового завтрака Сбербанка в рамках Международного инвестиционного форума в Сочи. По его мнению, повышение прозрачности и эффективности госуправления могло бы дать от 1,5% до 2% экономического роста ежегодно. «Не в первый год, конечно, но в течение нескольких лет этот потенциал мог бы быть реализован», — заявил Кудрин. В переводе с интеллигентского на общечеловеческий Кудрин сообщил, что у нас на разных этажах государственной вертикали ежегодно воруют от 1,5% до 2% ВВП.

Можно найти еще десятки причин, по которым у нас не случатся за два года выдающийся технологический рывок и тотальное замещение импорта при сохранении сегодняшних бизнес-порядков. Но достаточно и тех двух, которые привели российский президент и его бывший министр финансов. Так что пока можно только, как говорят в народе, выпить «пивка для рывка».

…Все вышеизложенное не означает, что России не нужны конкурентоспособная промышленность и умение производить высокотехнологичную продукцию не хуже, чем на Западе. Как раз этим, а не возведением заборов от внешнего мира с колючей проволокой по периметру нашей стране и надо заниматься изо всех патриотических сил.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции