Если представители силовых ведомств не перестанут выступать с творческими инициативами по регулированию экономики, любые усилия президента и монетарных властей по возврату капиталов в Россию, укреплению рубля или улучшению инвестиционного климата могут оказаться напрасными.

25 декабря рабочая группа должна представить президенту первый доклад по борьбе с валютными спекулянтами, которые оказывают давление на курс рубля. (Сам рубль продолжает свободный полет вниз без парашюта и практически каждый день устанавливает исторические антирекорды — доллар уже превысил 57 рублей, а евро дороже 71.) Соответствующее поручение глава государства дал в ежегодном послании Федеральному собранию. После этого глава президентской администрации Сергей Иванов специально назвал все органы, которым поручено вести эту борьбу: Банк России, Министерство финансов и Росфинмониторинг.

Однако быстро нашлись и другие желающие поучаствовать в атаке на «спекулянтов», якобы атакующих рубль. Сначала директор Службы внешней разведки Михаил Фрадков обвинил в падении рубля иностранные инвестиционные фонды, правда, умолчав о возможных способах борьбы с ними. Не доложил о том, что все иностранные инвестиционные фонды в России обезврежены и валютный рынок может спать спокойно. Затем, причем ровно в тот день, когда валютный рынок реагировал на очередное повышение ключевой ставки Банком России и рутинное падение цен на нефть, в дискуссию о борьбе со спекулянтами на валютном рынке вступил куда более влиятельный с точки зрения возможностей воздействия на бизнес-климат в стране человек.

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин предложил ввести уголовную ответственность за спекуляции в сфере валютного рынка. Об этом он заявил на коллегии Следственного комитета по вопросу эффективности расследования преступлений в сфере экономики. Судя по размерам коррупции в России, оттоку капитала и показателям экономического роста, эффективность расследования высокая. Побеждаем экономические преступления прямо вместе с самой экономикой.

Глава СКР заявил, что пресечение спекуляций на валютном рынке крайне важно для обеспечения стабилизации экономической ситуации в стране, так как в настоящее время спекулянты оказывают существенное влияние на курсовые колебания национальной валюты. Он напомнил, что Уголовный кодекс предусматривает две основные статьи, которые направлены на противодействие этому явлению. Речь идет о «манипулировании рынком» и «неправомерном использовании инсайдерской информации». «В связи с этим необходимо разобраться в причинах отсутствия правоприменения этих норм», — подытожил Бастрыкин. В СССР все было устроено еще проще — уголовным преступлением являлся обмен валюты как таковой. При этом курс рубля к доллару долгие годы назначался директивно, а 99,99% населения страны отродясь не держали в руках эти самые доллары.

Рубль немедленно отреагировал на слова главы Следственного комитета дальнейшим падением. Потому что участники рынка достаточно хорошо представляют себе, как может выглядеть «пресечение спекуляций на валютном рынке» с помощью людей в мундирах и статей Уголовного кодекса. Не случайно председатель ЦБ Эльвира Набиуллина почти сразу же после заявления главы Следственного комитета поспешила заверить, что бороться против спекулянтов в России будут исключительно рыночными методами. Но уверенности в том, что в данном случае позиция ЦБ перевесит позицию Следственного комитета, нет.

Любые публично озвучиваемые в нынешней ситуации силовиками идеи регулировать экономику с помощью статей Уголовного кодекса вредят не только курсу рубля. Они автоматически ставят под сомнение объявленную президентом полную амнистию возвращаемых капиталов. Люди же видят: бизнес-климат остается прежним. Силовики не перестают контролировать экономику и в значительной степени определять правила игры на рынке.

Экономических преступлений в России совершается великое множество. Компетентным органам есть чем заняться. Но им уж точно нет никакой нужды делать концептуальные заявления о регулировании валютного и любого другого рынка. Как не надо пытаться регулировать цены. Ни прокуроры, ни следователи не отвечают за курс рубля или инфляцию. Но имеют весомые рычаги воздействия на главные экономические показатели — причем обычно в негативную сторону.

Если мы хотим вернуть в страну капиталы, укрепить рубль и улучшить бизнес-климат, надо просто дать возможность всем заниматься своим делом. Монетарным властям — бороться с инфляцией. Правительству, Госдуме и местным органам власти – принимать законы, облегчающие жизнь предпринимателям. Ну или, по крайней мере, не ухудшающие ее. Следователям — расследовать преступления и ловить преступников. А то посмотришь на текущий валютный курс, и появляется стойкое ощущение: рубль боится заявлений наших силовиков больше, чем сами «спекулянты».