Этот текст лучше начинать читать не раньше 5 января. В перерыве между уже отпразднованным Новым годом и предстоящим Рождеством. Пожалуй, давно астрологи и экономисты не были столь единодушны в прогнозах по поводу наступающего года: 2015-й будет трудным со всех точек зрения.

Прежде всего, мы должны осознать, что десятилетие относительной политической и экономической стабильности с недолгим перерывом на мировой кризис 2008—2009 годов, из которого нас вытащили ведущие мировые экономические державы, как барон Мюнхаузен вытащил себя за волосы из болота, позади. Время, когда миллионы россиян стали уверенно набирать кредиты, планировать жизнь на несколько лет вперед, более или менее представлять, как будут выглядеть их доходы через год или два, кончилось.

В России наступил первый в ее постсоветской истории полноценный внутренний экономический кризис, вызванный исчерпанностью избранной властью модели экономического развития. Этот кризис усугубляется войной санкций и неопределенностью места нашей страны в мировой системе политических координат. Мы уже не «большая восьмерка», точно не один из лидеров «большой двадцатки» и явно не страна с развивающейся экономикой, привлекательная для международных инвестиций хотя бы как место, где можно заработать много и быстро. Наши доходы некоторое время не будут расти, как росли до этого. Наоборот, они будут падать. Представляется неизбежным и рост безработицы, которая в России все эти годы (за исключением некоторых отдельных регионов) оставалась относительно небольшой.

Один исторический цикл закончился, начинается новый. В значительной степени страна стоит перед теми же проблемами, что и почти 25 лет назад, в 1991-м: нам снова предстоит выбирать базовые политические и экономические координаты развития. Решать, хотим ли мы оставаться частью мировой экономики и строить свою на рыночных принципах. Развивать свободное предпринимательство без давления государства. Гарантировать неприкосновенность собственности так, как это записано в нашей Конституции, а не так, как это зачастую бывает в нашей реальной жизни. Или мы будем строить государственную мобилизационную экономику с акцентом на противостояние международному сообществу и тотальное импортозамещение как маркер курса на самоизоляцию.

Банкам предстоит впервые с начала десятилетия столкнуться с беднеющим населением и предприятиями, которым нужны кредиты, но у которых меньше возможностей их брать и гарантированно отдавать. Нам с вами придется учиться антикризисному управлению домашними бюджетами. Не покупать по двадцать упаковок гречки, семь айфонов и пять стиральных машин при каждом очередном стремительном падении рубля. Не набирать ворох кредитов, если мы не знаем, чем отдавать хотя бы один. Не бояться работы, которую еще год назад мы считали непрестижной или недостойной себя любимых. Отвечать за свои личные и семейные финансовые решения ровно так же, как за свои финансовые решения в масштабах страны отвечают Банк России или Министерство финансов.

Обычно в качестве дежурного подбадривания масс в лихую годину принято говорить, что кризис создает новые возможности. Какие-то создает, другие, прежние, отнимает. Но в любом случае он заставляет каждого из нас вспоминать меру ответственности за собственную жизнь. Государство за нас нашу жизнь не проживет.

Но ничего. Как пела на нашем новогоднем вечере в 2014 году замечательная грузинская группа «Мгзавреби», прорвемся! Спокойная жизнь, похоже, не для нас. А вот прорываться сквозь проблемы, трудности и беды, которые мы чаще всего сами себе и создаем, у нас обычно получается лучше.