На днях появились первые данные о росте цен в конце прошлого года и за 2014-й в целом, а также более-менее обоснованные прогнозы на конец I квартала 2015-го. Вопреки катастрофическим ожиданиям, в том числе часто высказывавшимся в комментариях к моим колонкам, ничего особо страшного с ценами не происходит. Если верить официальной статистике, инфляция (точнее, индекс потребительских цен) составила в 2014 году 11,4%, из них 2,6 процентного пункта — за декабрь. Если официальным данным не верить, но и не вдаваться в панику, то можно предположить, что общий рост цен за год вряд ли превысил 15—17%, а продовольствие отдельно подорожало процентов на двадцать (и это, скорее, верхняя оценка).

Естественно, есть товары, выросшие в цене намного сильнее, но есть и оставшиеся на прежних позициях. Более того, говорят, что некоторые услуги и товары и вовсе подешевели. Человек всегда, а в состоянии стресса — в особенности, обращает внимание на резкие изменения, пиковые значения тех или иных показателей, на то, что поражает и «бросается в глаза». Остальное либо проходит где-то по периферии сознания, либо не замечается совсем. Это нормально: мозг выбирает то, что может представлять потенциальную опасность, а обычные фоновые явления фоновыми и остаются. Поэтому для среднего человека рост цены какой-нибудь гречки в привычном магазине на 50% — и есть «инфляция». А то, что бензин за год подорожал всего на 8%, причем сейчас его цена такая же, как в начале октября (данные по Москве), проходит мимо внимания. И неважно, что на бензин владелец машины за месяц тратит денег намного больше, чем на гречку. По данным одной из крупнейших торговых сетей, в начале 2015 года подешевели морковь, лук, творог, сливочное масло — на 3—15%. Но кого это волнует, если сахар стал дороже на 30%. Вот она — «инфляция» — 30% за неделю!

Давно замечено, и я не раз это упоминал, что рост курса валютной корзины отражается на росте потребительских цен с коэффициентом примерно 0,1, может быть, чуть больше, с отставанием в два-три месяца. Проще говоря, если доллар с евро выросли в цене с начала года по начало ноября на 40%, то валютный «взнос» в общую инфляцию к концу декабря составит примерно 4—5%. Помимо него есть обычный рост цен (5—6%), а в прошлом году добавился еще и «антисанкционный» компонент — из-за редкости запрещенных товаров и дороговизны их замены аналогами эта часть потребительской корзины тоже подорожала. Плюс декабрьская паника, не успевшая пока в полной мере отразиться на ценах закупаемых товаров и сырья, сказывается в виде «психологического» компонента инфляции — продавцы, понимая, что цены все равно вырастут, закладывают дополнительный рост уже сейчас. В сумме как раз и получаем чуть больше официальной величины и ближе к реальным 14—15%.

У каждого домохозяйства «инфляция», конечно, своя. Кто-то тратит больше половины денег на еду (и им придется туго), кто-то много ездит на машине, платя за бензин и обслуживание, у кого-то дети ходят на дорогие платные занятия (а с развитием кризиса эта статья расходов может ощутимо снизиться). У многих существенная часть бюджета уходит на аренду жилья или ипотеку со стабильными рублевыми выплатами, то есть подорожание тех же продуктов «растворяется» в общей сумме стабильных расходов.

Рост цен на 15—20% за год — это очень неприятно. Но россияне давно привыкли к уровню инфляции в 7—9%. То есть потенциальная «прибавка» к обычным расходам, объективно говоря, не так уж велика. Тем более что зарплаты и другие доходы в среднем тоже растут — пусть не так быстро, как хотелось бы. Когда инфляция на самом деле достигнет 50% годовых, как многие утверждают уже сейчас, в Интернете мало кто будет об этом писать — просто у большинства не останется денег и времени на Интернет. Пока вы жалуетесь на жизнь на форумах, а не конкурируете с выходцами из азиатских стран за полставки дворника в своем дворе после работы, все не так плохо.

Я ни в коем случае не пытаюсь убедить читателя в том, что беспокоиться не о чем. Беспокоиться есть о чем, в том числе о ценах (хотя, честно говоря, рост цен — не самое плохое из того, что будет происходить в экономике в ближайшие пару лет). Но это беспокойство должно быть рациональным, не истеричным.

Кстати, не стоит думать, что рост цен уже состоялся и в дальнейшем ситуация вернется к обычной относительной стабильности. На сегодня в ценах отражено падение рубля по состоянию примерно на ноябрь 2014 года. Декабрьский крах в полной мере доберется до магазинов только к марту, это даст еще 3—4 процентных пункта к общей инфляции. То есть в сумме на конец I квартала получится 5—7% роста потребительских цен в абсолютном выражении, возможно, до 10%, если будут расти тарифы монополий и цены на прочие услуги вроде пассажирского транспорта и связи. Что будет дальше и тем более в конце года, сказать сейчас невозможно, но прогноз бывшего заместителя министра экономики Андрея Клепача об 11-процентной инфляции за год можно признать фантастически оптимистичным.

Возможно, стоит уже сейчас начать менять потребительские привычки тем, кто этого пока не сделал, — отказываться от излишеств, заменять покупаемые товары аналогичными, но чуть более дешевыми, меньше денег тратить на дорогие и объективно ненужные услуги, не покупать новый айфон только потому, что он новый. Есть семьи, у которых все расходы давно оптимизированы и ужаты до возможного минимума, им можно только посочувствовать. Но если ты каждую пятницу просаживаешь на пьянку несколько тысяч рублей и ездишь с работы на такси, нечего жаловаться на подорожавшую картошку. Перефразируя известное выражение: не хватает денег на пирожные — ешьте хлеб с маслом. Если подойти к вопросу инфляции с холодной головой, есть шанс некоторое время не очень сильно страдать из-за роста цен и успеть подготовиться к жизни в новой реальности.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции