Невозможно успокоиться, когда все скатывается вниз. То есть автобус уже летит в пропасть, а ты сидишь себе на пассажирском сиденье и играешь в Будду, считая горных баранов на склоне. «Две тысячи четырнадцать, две тысячи пятнадцать…» Одну бусину пальцами выбрал, следующую приготовил. Конечно, если бы душевное спокойствие вдруг овладело всеми банковскими клиентами, то и кризиса никакого, может, не было бы. Но достичь требуемой степени просветления способны только высшие посвященные, а у нас посвященных дефицит – никто нас ни во что не посвящает.

И все равно в уныние впадать рано. Ведь банки же не перестали кредитовать, правда? Просто привели свои ставки и требования в соответствие со сложившейся конъюнктурой. Правда, я не знаю ни одного человека, который уже в наступившем году решился пойти в банк попросить кредит под 30%, но это не значит, что таких людей нет – просто у них, кроме экономических, должны сложиться еще и личные обстоятельства. Зато друзья часто делятся «фантастически выгодными предложениями» по получению кредитов под 35%, присланными их «зарплатными» банками посредством СМС-сообщений. Мне самому одно такое прислали. Пусть лежит. Это как микрофинансовые организации – никто не знает их клиентов, а они есть, хотя не признаются.

На самом деле банковские клиенты давно не нуждаются в словах поддержки и советах обрести душевное спокойствие. И банки не нуждаются в словесных интервенциях регулятора, чтобы предотвратить панику. И паники никакой нет. Можно сказать, что отличительная особенность именно этого кризиса, который, без сомнения, уже наступил, – отсутствие экзальтированных реакций, нормализация отношений между всеми субъектами бизнеса. Банки не закрывают лимитов друг на друга в массовом порядке – несмотря на то, что лицензии отзываются регулятором с редким постоянством. Вкладчики не выстраиваются в очередь за досрочным изъятием вкладов (или делают это только для перевода депозита из рублевого в валютный). Банки не ищут юридических лазеек, чтобы повысить ставки корпоративным клиентам или взыскать с них долг досрочно. Эффекта «домино», собравшего такой обильный урожай «упавших» кредитных организаций в 1998 и 2004 годах, нет даже близко.

Такой вот странный кризис. Без черных списков, явных «подстав» и – по крайней мере пока — без бенефициаров. С другой стороны, тот же Герман Греф, традиционно выступивший на Гайдаровском форуме в роли «горевестника», предсказал повторение в этом году ситуации 2009 года, когда в результате неисполнения клиентами кредитных обязательств банки оказались владельцами многочисленных непрофильных активов – производственных, торговых и в сфере недвижимости. По оценкам ЦБ, тогда банкам досталось активов на сумму около 2 трлн рублей. В 2015 году, по оценке Грефа, банки должны будут сформировать резервы на 3 трлн рублей с соответствующей стоимостью предметов залога.

Это плохо, но не смертельно. Сейчас все равно нет ощущения, что лозунг «Спасайся, кто может и как может!», актуальный и 10, и 15 лет назад, вновь будет актуальным. Клиенты все еще верят банкам и правительству. Банки верят правительству и не держат клиентов за «лохов». Правительство и ЦБ не пытаются перевести стрелки на «прачечные» и даже спекулянтов оставили в покое. Все понимают свои риски и ответственность, грызть зубами друг друга пока никто не начал. Потому главное – сохранить веру и не сорваться. Как говорил один министр, начинаем больше всего думать о собственном здоровье и здоровье своих близких. И верить, что самое страшное уже позади.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции