В Кемеровской области случилось событие, подобных которому происходит у нас в стране множество. Но не все попадают в СМИ. Фермер взял кредит в 2 млн рублей под залог 19 коров. Кредит он вернуть не смог, и приставы по решению суда арестовали животных. Если фермер в течение десяти дней не рассчитается с банком (а нет никаких сомнений, что не рассчитается), коров продадут.

С точки зрения формальной законности кейс выглядит безупречным. Банк отбирает залог, чтобы погасить свои убытки. Небезупречным выглядит кейс лишь с точки зрения здравого смысла. В самом деле, коровы не есть автомобиль, яхта или насос «Малыш». Существует масса нюансов, как коров выращивать, как за ними ухаживать. И новый собственник должен будет осведомиться у старого хозяина, к каким условиям привыкли именно эти животные. Приставы же должны, очевидно, перед продажей убедиться, что новый покупатель в состоянии обеспечить им должный уход. В стране который год наблюдается снижение поголовья скота. Сохранение поголовья поставлено чуть ли не государственной задачей, и просто отдавать животных тому, кто даст больше денег, совсем не годится. В реальности же, полагаю, новый собственник просто забьет животных на мясо, чтобы поскорее покрыть свои убытки.

Мы не знаем из сообщений СМИ, какой породы эти коровы, но, скорее всего, молочной. Выращивать коров ради молока – занятие для сильных духом людей, которые готовы терпеть убытки годами, чтобы в итоге получить, может быть, незначительную прибыль. И то если у тебя есть собственный сбыт и переработка. Трудно предположить, что приставы станут вникать в то, сумеет ли новый собственник сбывать молоко. Значит, просто зарежет и пустит на мясо. Именно так пополняется статистика производства говядины в стране: мелкие фермеры, отчаявшись получить деньги с молока, режут коров — молоко все равно поступит из Белоруссии в виде порошка, заодно как бы растет производство российского красного мяса, все довольны, вот только животных все меньше.

Все это кажется странным на фоне той – не побоюсь этого слова – истерики, которую устроили власти вокруг АПК. В самом деле, так называемые ответные санкции выявили вполне очевидный факт преобладания импорта даже там, где вроде бы производство свое (но семена — импортные, генетический материал — импортный и т. д.). Также стало понятно, что издержки у российских аграриев слишком велики, поэтому велика цена. Началась борьба с высокими ценами (вполне безуспешная, поскольку прокуратура и ФАС не в состоянии ничего с ценами сделать, это еще с эпохи Римской империи понятно), одновременно правительство принялось накачивать АПК деньгами. Ну как накачивать… Десятки миллиардов дают напрямую (правда, фермеры жалуются, что получают крайне мало), триллион, как вы помните, дадут системообразующим банкам в том числе на то, чтобы они помогали своим заемщикам. Чтобы не пришлось приставам продавать коров с молотка. Если у тебя триллион, ты ведь можешь позволить себе быть более лояльным. Не гнобить неудачливого заемщика, а как-то реструктурировать его обязательства. Но триллион существует в одной вселенной, а банковская практика – в другой.

Если бы, впрочем, все проблемы кредитования в АПК сводились к проблемам просроченных кредитов… Фермеры жалуются, что увеличение государственной поддержки сопровождается лавинообразным ростом количества документов, которые надо представить, чтобы поддержку получить. Например, в феврале фермер, чтобы претендовать на погектарную поддержку, среди прочего обязан доказать, что осенью не сжигал стерню. То есть заботился о вверенной ему земле. Но это новое требование, а если бы о нем знали ранее, могли бы осенью сделать фотографии (не факт, что их примут как доказательство, но хоть что-то). В конце зимы вот так взять и доказать что-то невозможно. Значит, фермер останется без поддержки.

Расхождение между словами и делами в аграрной политике стало настолько общим местом, что пора подумать, как с этим бороться. В США аграрные проблемы разруливаются на уровне Госдепа, который есть министерство министерств. Ведь в США, стране высоких технологий, забота о крестьянах традиционно считается крайне важной задачей. Чтобы ракеты летали, куры должны нестись. В России аграрную политику неплохо было бы отдать последнему работающему органу власти – администрации президента. Которая могла бы диктовать ведомствам, включая ЦБ, правила игры, обязательные к исполнению.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции