Заморозка цен на некоторые товары в российских магазинах после их роста на десятки процентов не окажет влияния на инфляцию и не улучшит настроения покупателей. Этот жест нужен только самим розничным сетям и чиновникам. Тем временем в Европе продукты дешевеют.

Как сообщила российская Ассоциация компаний розничной торговли (АКОР), сетевые магазины договорились заморозить цены «социально значимых товаров». Речь идет о базовом наборе продуктов — от хлеба и макарон до гречки и яблок. При этом конкретный список «замороженных» товаров каждая сеть будет определять отдельно, и он вовсе не обязан полностью покрывать весь набор из 24 наименований, указанных в старом постановлении правительства, на которое ссылается АКОР.

Более того, сложно представить, что сетевые магазины заморозят цены на все товары, попадающие под общее определение «вермишель» или, скажем, «масло сливочное». Наверняка «социальной» будет признана какая-то конкретная вермишель отечественного производства с объемом продаж два килограмма в день, а десятки видов других макаронных изделий продолжат продаваться по «свободным» ценам.

Ни подробного текста соглашения, ни тем более документов отдельных сетей общественности не представлено. Поэтому непонятно, на каком конкретно уровне собираются «морозить» цены торговцы и с какого момента. Им ничто не мешает поднять цены даже на этот ограниченный список товаров еще процентов на 10—20 прямо сейчас, а с 1 марта гордо рассказывать, что теперь целых два месяца (таков срок действия соглашения) роста не будет. Благодарный народ в этот момент смахнет слезу умиления и стройными рядами пойдет в магазины.

Очевидно, что ни на реальных расходах граждан, ни на уровне инфляции этот жест торговых сетей не отразится. Срок заморозки — всего два месяца, набор товаров — капля в море, а потребительские привычки россиян все-таки пока не изменились настолько, чтобы люди покупали лишь «списочные» товары — все равно все по большей части берут в магазине, что хотят (в пределах возможностей), а не что дешевле (да и то не факт, что дешевле). В общем, практический эффект действий торговых сетей — нулевой. Зачем же они это делают?

В первую очередь, тут работает инстинкт самосохранения. Главная опасность для ретейлеров — не разъяренные толпы покупателей, протестующих против высоких цен (где вы видели эти толпы?), а чиновники, принимающие традиционно дурацкие решения. Страшно представить, что могут выдумать депутаты или министерские работники в рамках «усиления контроля» и «повышения социальной ответственности» продавцов. И сколько денег потом уйдет на взятки, чтобы эти решения отменить или исправить. Поэтому для отрасли проще и дешевле демонстративно «прогнуться» заранее, показав лояльность и дав возможность какому-нибудь вице-премьеру Дворковичу свысока одобрить действия частных компаний, покрасовавшись в прессе. Что он, собственно, уже и сделал, заявив журналистам: «Думаю, в нынешней ситуации это конструктивный подход». Кто бы мог подумать.

Тем временем в изнывающей от российских антисанкций Европе цены на продукты цинично снижаются. Правительства и центральные банки стран, как и картельные сговоры продавцов, тут ни при чем, работает рынок: топливо резко подешевело, урожай был хороший, товары, продававшиеся в Россию, вернулись в местные магазины (это небольшая часть от общего предложения, но в некоторых случаях она тоже влияет на цены). В результате в 23 странах ЕС из 28 потребительские цены сейчас ниже, чем год назад, или примерно на том же уровне, а о продуктах и говорить нечего — они дешевле на несколько процентов. Вы будете смеяться, но Европейский ЦБ сегодня бьется над очень странным для нас вопросом — как добиться повышения цен? Современной экономике нужна небольшая инфляция для нормального функционирования, но в последние годы в Европе с ней наблюдаются проблемы.

Жалко, конечно, что Россия упорно занимается самоизоляцией: уникальный опыт отечественных чиновников и торговцев в вопросе постоянного повышения цен на все очень пригодился бы западным коллегам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции