Майские социальные указы президента – не просто конкретные указы. Это словосочетание стало своего рода мемом, который можно приложить ко многим областям нашей жизни. Решения приняты, красивые и политически сильные. Но они не выполняются или выполняются с трудом.

Потому что их непросто исполнить. Тяжело на стенке спать, одеяло падает, как говорили в нашем детстве. Вот точно так же тяжело действовать в среде, где вроде рынок, а с другой стороны – телефонное право и дирижизм.

Столь длинная преамбула понадобилась, чтобы сопоставить «майские указы» (как мем) с решением правительства от 27 января. Напомним, что 27 января 2015 года правительство приняло постановление, согласно которому эффективная ставка, по которой будут отныне кредитоваться аграрии в банках, составит 10–11%. Остальное будут субсидировать власти.

Прошел месяц, средства для субсидирования – около 60 млрд рублей – из федерального центра исправно поступили в регионы. Но дальше ничего не случилось. Министр сельского хозяйства Николай Федоров проводит паническую коллегию, на которой – совершенно не случайно – не оказывается представителей СМИ (но автор этих строк оказывается). На коллегии министр констатирует: постановление от 27 января «не до всех банков дошло». Подвела голубиная почта.

Кредитование мероприятий весеннего сева снизилось на 30% относительно февраля 2014 года. То есть сев уже сорван. Сбербанк выдал вдвое меньше кредитов, чем обычно, Россельхозбанк – на четверть меньше. Информация о ставках, которую сообщают в Минсельхоз сами банки, расходится с тем, по какой ставке банки реально, по словам крестьян, их кредитуют. В Россельхозбанке ставка – 22–23%, в Сбербанке с 20 февраля – 19–23%. Но аграрии уверяют, что им предлагают кредиты под более чем 25%. Министр Федоров призывает губернаторов, крестьян, да кого угодно – «стучать» на банки, сообщать, под какие проценты они на самом деле кредит выдают. Торжество ручного управления как оно есть.

Винят в ситуации губернаторов – не довели до крестьян информацию. Зажимают правду. Царь хороший, бояре плохие. Не говорят они, в частности, крестьянам о манифесте от 27 января. Вполне себе феодальненько получается.

Между тем не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы хотя бы в общих чертах понять, что происходит вокруг постановления от 27 января. Возьмем губернаторов, которые средства на компенсацию процентов на самом деле получили. Они могут потратить их на сев, но трудно думать о севе, когда (исключая самые южные регионы) вообще-то еще лежит снег. Зато нужно каждую минуту думать о – простите – исполнении майских указов. То есть обеспечивать доходы бюджетникам. Многим также надо решать проблему реанимации электричек, перед которой реанимация мумии фараона покажется вполне себе посильной задачей. В самом деле, денег на то, чтобы электрички пошли, нет, нужды в том, чтобы это случилось, такой уж острой, положа руку на сердце, тоже нет. Но есть приказ с самого верха, и логика ручного управления требует беспрекословного подчинения. Значит, надо взять немного от тех средств, что на сев, и бросить их на электрички.

Нецелевое использование, и когда Счетная палата доберется, сделает «а-та-та». Но это когда еще доберется, к тому же не украли ведь, а направили на буквальное исполнение пожеланий президента. Про сев толкует непонятный вице-премьер Аркадий Дворкович, которому «мы никогда не доверяли», а про бюджетников и электрички – лично президент. Ну как тут не сделать правильный выбор?

Теперь представьте, что банки в самом деле выдают аграриям кредиты под 10%, тогда как остальным – под 25% и выше. Это значит только одно: на рынке появляются аномально дешевые деньги. Но это вовсе не значит, что аномально дешевые деньги появляются именно под сев. Они просто появляются. Аграрий берет средства, потому что он аграрий. Потом он перепродает средства, потому что он не только аграрий, а еще и человек из плоти и крови и у него есть сердце, душа, а также голодные дети. В результате министр Федоров видит, что по кредитам, конечно, есть провал, но по закупкам солярки – не провал, а караул. Закуплено лишь 15% от нужного объема. И министру остается лишь удивляться. Ну как же так. Не иначе плохие бояре подкузьмили.

А удивляться не надо. Или военный коммунизм, пайки и очереди. Или рынок. «Серединные» решения работают плохо. Чай, не май месяц у нас в экономике.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции