Сегодня обойдемся почти без статистики. Только частные факты и эмоции, связанные с ними. Маленькие деньги уже наделали больших бед в российских домохозяйствах. И наделают еще. Но про это почему-то ни один федеральный канал – ни гугу. А проблема-то серьезная.

FICO и НБКИ регулярно меряют «кредитное здоровье» россиян. Чем меньше «плохих» кредитов в общей массе, тем выше показатель. В феврале зафиксирован антирекорд – всего 96 баллов. Хотя даже в 2008–2009 годах кривая не пересекала черты в 100 баллов.

Бюро кредитных историй констатируют снижение платежной дисциплины. Сразу на 1% за месяц.

Бульварные газетки (печатные и электронные) пестрят душераздирающими историями о том, до чего доводят «простых» россиян коллекторы с их полубандитскими ухватками.

Плюс довольно высокий уровень инфляции, рост безработицы, снижение реальных доходов населения, высокие банковские ставки и логично низкий уровень одобрений. Ничего себе! Если человек согласен на автокредит под 20% годовых на 84 месяца и вносит всего десятую часть, это как же он должен быть уверен в своих финансовых возможностях? А мы чего-то не очень уверены.

Но нет, кредитование никуда не делось, не умерло. Не впало в летаргический сон. Выдали же (по данным ЦБ) кому-то 43 тыс. с лишним ипотечных кредитов только за январь? Но ощущение в целом такое, что дернули стоп-кран в поезде. Пусть и не на полном ходу (что-то было бы, если бы кризис бахнул посередине 2012 года?). Но многие попадали. Не нашлось, за что схватиться. На привычном месте не оказалось привычных поручней.

Кто виноват? Кризис виноват. Но не этот, а предыдущий. Из которого мы, не без помощи дешевых денег «оттуда», вышли, сравнительно легко отделавшись. И люди привыкли. К тому, что на совсем-совсем крайний случай можно пойти в банк, взять кредит и как-нибудь перекантоваться до лучших времен. А там и отдать.

Вариант, казавшийся «железным», не работает. С радостью выдают займы только МФО, но немножко и под свои огромные проценты. И тоже ничего себе инструмент, если деньги нужны на день-два. Но ведь люди берут, прекрасно осознавая, что не через два дня отдавать будут, а «как получится».

Получается плохо. Сначала просто звонят, а потом и ходят вокруг мрачные гиенообразные типы. Мажут стены краской. Что-то угрожающее в эсэмэсках пишут. Родственников достают. Требуют вернуть долг, хотя сами прекрасно понимают, что большинству возвращать просто нечем. Все, край краев. Но в суд не идут, будто удовольствие от этой травли должника получают.

На глазах разворачиваются две истории. Как под копирку. Одна женщина предпенсионного возраста, социальный работник, взяла 60 тыс. рублей, чтобы сыну-лоботрясу машину купить. Мол, таксовать станет, заработает, отдаст. Или менеджером пойдет. А он не пошел, не стал и машину куда-то дел. Когда платить стало нечем, взяла кредит в МФО. Нужно теперь и по тому кредиту платить, и макропроценты по микрозайму. А денег нет. И никто не дает. А того, что в социальной службе называется зарплатой, едва-едва хватает на продукты. Без излишеств, на самое необходимое. Но отдавать надо, начал копиться долг за коммуналку. Про стресс и состояние здоровья я вообще молчу.

Вторая дама взяла кредит, тоже сыну, но не на машину, а на свадьбу. 200 тыс. рублей. Казалось бы, сумма довольно небольшая. Но взяла кредитными картами, которые никогда гуманностью процентов не отличались. Оформила, наличность вымела и не знает, как рефинансировать теперь хотя бы под нынешние 22–25%. Удался медовый месяц, хотелось бы надеяться, потому что платежи по кредитам равны доходам.

Отдельный вопрос, куда смотрели кредиторы, когда заемщику с 85% DTI выдавали еще заем? Но не об этом сейчас.

Что делать-то? Процедура банкротства физических лиц для большинства таких горе-заемщиков – это как Библию задом наперед читать. Да и стоит недешево такое банкротство. Реструктурировать долг, договариваться? Оптимально, но для этого надо знать, как, и, главное, не бояться этого. А у нас банки вроде священных капищ. Судиться с ними, выставлять на торги имущество? Тяжело, жестко, но хотя бы законно и, наверное, можно. Хотя некоторым наверняка и этот способ закрыт. Если ничего нет, из чего отдать? Еще варианты? Все. Нет больше.

А надо, чтобы были. И сейчас, и на будущее. Закредитованные subprime заемщики – конечно, не все общество. Но самая незащищенная его часть. Информационно и финансово тоже. Валютным ипотечникам – этим бедняжкам, проигравшим в «нечестную рыночную лотерею», — собираются помогать? Отлично! Остальные чем хуже?

На мой взгляд, было бы уместно провести некую кредитную амнистию. Не всепрощающую, а разумную. По желанию заемщика зафиксировать сумму нынешнего долга и процентную ставку. И дать возможность рассчитаться с долгом в течение десяти лет. На условиях, что в течение этих десяти лет другие кредиты брать ему запрещено. Любые. Пусть люди отдадут чрезмерно набранное спокойно и в полном объеме.

А для новых заемщиков ничего нового даже вводить не требуется. Достаточно того, что существует, и соблюдать разумные пределы. Кредитная нагрузка 30% — все. Никакого нового кредита. И 20% со скрипом. И как-то научатся тогда люди заемные деньги считать. И социального напряжения меньше будет. Мне так кажется.

А пока что-то тревожно. Когда там острую фазу обещают? В августе – октябре 2015-го? Ну вот и «будем поглядеть».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции