Вливания валютной ликвидности Банком России на банковский рынок способствуют укреплению рубля.

Санкции закрыли доступ российских банков и предприятий к финансированию на рынках США и ЕС, и на отечественном рынке возник острый дефицит валютной ликвидности, вызвавший валютный кризис. В настоящее время дефицит валютной ликвидности превратился в структурный дефицит, так как дефицит валютной ликвидности компенсируется Банком России. Ранее регулятор вливал на рынок валюту с помощью валютных интервенций. Однако ЦБ декларировал переход к свободному плаванию рубля в 2015 году и теперь старается использовать валютные интервенции лишь в случае угрозы дестабилизации валютного рынка. Валютные интервенции ЦБ прекратил 16 декабря.

По мере ухудшения ситуации на внутреннем валютном рынке ЦБ применял новые инструменты валютного рефинансирования. Сначала, 30 сентября 2014 года, был введен инструмент краткосрочного валютного рефинансирования – валютные свопы по продаже долларов за рубли, сделки со сроками расчетов «сегодня-завтра» и «завтра-послезавтра». Однако этот инструмент валютного рефинансирования не мог в полном объеме компенсировать дефицит валюты: банкам требуется валюта на значительно большие сроки. Затем, когда уже запахло жареным, 10 ноября 2014 года, было введено валютное РЕПО на срок от недели до года. Именно этот инструмент валютного рефинансирования стал основным источником валюты для банков. Наконец, в декабре 2014 года ЦБ разместил валютные депозиты в российских банках: в Альфа-Банке 2 млрд долларов и в Россельхозбанке 1 млрд долларов. В январе 2015 года ЦБ впервые предоставил банкам валютные кредиты под залог прав требования в иностранной валюте: Сбербанку – 470 млн долларов, Промсвязьбанку – 225 млн долларов, ВТБ – 150 млн долларов, итого на сумму 845 млн долларов. На 1 марта задолженность банков перед ЦБ по валютным кредитам достигла 4,2 млрд долларов, а по валютным депозитам составила 2,4 млрд долларов.

До кризиса общие объемы сделок валютного РЕПО были относительно небольшими. Миллиардные объемы возникли в «черный понедельник» 15 декабря. Именно с этого дня на рынке начала возводиться валютная пирамида РЕПО. Напомню, что ЦБ поднял ключевую ставку на 6,5 процентного пункта до 17% в ночь с 15 на 16 декабря. Из-за повышения ключевой ставки рублевая пирамида РЕПО резко уменьшилась (максимум был достигнут 22 декабря – 3,8 трлн рублей), и пирамида РЕПО начала превращаться из рублевой в валютную.

Темпы роста валютной пирамиды РЕПО впечатляют: она начала формироваться 10 ноября 2014 года, а 31 марта 2015 года уже достигла 27,7 млрд долларов, или 1,6 трлн рублей. Для сравнения: задолженность кредитных организаций перед Банком России по операциям рублевого РЕПО на 31 марта составила 1,9 трлн рублей, по рублевым кредитам под нерыночные активы – 3,5 трлн рублей. Так происходит ползучая долларизация экономики.

Дело в том, что ЦБ предоставляет доллары банкам под низкую ставку процента, а получает от них еврооблигации, обращающиеся на рынке с гораздо более высокой доходностью. Например, 31 марта 2015 года ЦБ предоставил банкам доллары на неделю под средневзвешенную ставку 1,3% годовых, 30 марта – на год под 1,7% годовых. Между тем, в качестве обеспечения по операциям РЕПО используются евробонды с существенно более высокой доходностью. Например, ставка по российским суверенным пятилетним евробондам 31 марта составляла 4,5% годовых. Разница между доходностью облигаций и ставкой РЕПО формирует доход банка. Поэтому выгодно строить пирамиду: за счет средств ЦБ, полученных в рамках сделки РЕПО, приобретать новые евробонды, вновь их передавать ЦБ в рамках сделки РЕПО и т. д. Банки неплохо «навариваются» на антикризисной операции.

Повышенный спрос привел к буму на рынке российских суверенных и квазисуверенных евробондов, к чрезмерному росту их цен и, соответственно, к снижению их доходности, не соответствующей оценке российского суверенного риска на основе пятилетних суверенных CDS (кредитных дефолтных свопов), которые пока находятся на уровне 364 базисных пункта.

Причем напряженная ситуация на российском валютном рынке сохраняется. Например, Сбербанк привлекает доллары во вклады под ставку 6,25% при суммах от 50 тыс. долларов и выше. В феврале максимальная полная стоимость вклада в долларах США составила у Сбербанка 7,8% годовых.

Кто основной бенефициар формирования валютной пирамиды РЕПО? Удивительно, но это банк «Открытие» (ПАО «Банк «Финансовая Корпорация Открытие»). 1 марта 2015 года его задолженность по валютному РЕПО перед ЦБ составила 744,7 млрд рублей, тогда как задолженность ВТБ – 319,5 млрд рублей, Сбербанка – 125,6 млрд рублей. Суммарная задолженность кредитных организаций перед ЦБ по сделкам валютного РЕПО на эту дату составила 26,5 млрд долларов, или 1,6 трлн рублей. Для сравнения: задолженность кредитных организаций перед Банком России по операциям рублевого РЕПО на 1 марта составила 1,6 трлн рублей.

Возможности ЦБ по валютному рефинансированию банковской системы ограничены размерами международных резервов, а они стремительно сокращаются. На 27 марта 2015 года они снизились до 360,8 млрд долларов, тогда как 1 января 2013 года достигали уровня 537,6 млрд долларов.

Следует отметить одно интересное обстоятельство, следующее из свежей отчетности Сбербанка: в марте он погасил задолженность перед ЦБ как по валютным кредитам на сумму 2,35 млрд долларов, так и по валютному РЕПО на сумму 2,05 млрд долларов. Возможно, из-за укрепления рубля и снижения доходности российских евробондов.

Основным фактором укрепления рубля является рост цены нефти. Также играет позитивную роль и установление мира на юго-востоке Украины. Можно указать и сокращение импорта из-за обвальной девальвации рубля. Сильную поддержку рублю оказывают и вливания валютной ликвидности Банком России на банковский рынок.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции