Новость из разряда «не поверил своим глазам». В регионах банки начинают массово съезжать с офисов, потому что для них слишком высока арендная плата. Причем отделения Сбербанка, памятуя о своем привилегированном положении в государственной системе, требуют от разного рода организаций, где квартируют, снижения арендной ставки. Им не снижают, поэтому они съезжают тоже.

Явление пока зафиксировано в Пермской крае, Удмуртии и Коми. Но не исключено, что болезнь нищеты присутствует везде. Ведь о столь позорной коллизии мы узнали благодаря откровенности представителей Западно-Уральского Сбербанка: другие могут просто не разглашать факт стыдной хвори. В Западно-Уральском Сбербанке объясняют решение бросить офисы динамикой рынка банковских услуг, конъюнктурой недвижимости и стремлением сократить издержки. На последнее закроем глаза (когда это Сбербанк сокращал издержки просто так), а вот первые два обстоятельства любопытны.

Бизнес стал не настолько прибыльным, чтобы арендовать приличный офис. Среди читающих эти строки немало предпринимателей, и они прекрасно понимают, что ты подбираешь себе офис по доходам, как подбирают костюм под статус. Но это нормальная логика именно что частного предпринимателя, лишенного преимуществ «лохматой руки». Кто путешествует по России, не даст соврать: самые роскошные здания даже в убитых областных центрах — Сбербанк и Пенсионный фонд. Часто они превосходят по силе архитектурного замысла и размаху властные администрации. Сбербанк просто брал те офисы, которые ему нравились, а если не находилось ничего достойного, строил. Отделения располагаются, конечно, по обстоятельствам, но чтобы бедствовали — такого не было.

Крупнейший банк в стране гордился тем, что его отделения есть даже там, где нет клиентов, в чем виделся особый социальнй смысл. Под исполнение этой государственной миссии, скрепляющей страну на финансовую живульку, тратились деньги (и даже, можно предполагать, не обязательно деньги самого Сбербанка). Видимо, теперь не так, и приходится попробовать жить, как живут все люди и организации в этой стране. То есть по средствам.

Конечно, кризис. Конечно, коллективная ответственность за решения политического руководства страны, о чем так проникновенно, аж до мурашек по коже, говорил на днях в Госдуме премьер Дмитрий Медведев. Но не все так просто. От того, что падают в кризис другие банки, Сбербанк, скорее, выигрывает. От колебаний валютного курса прошлой осенью Сбербанк, скорее, наварился. Не так плохо обстоят дела и с депозитами. При традиционно консервативной политике назначения депозитной ставки (и при высоких процентах на кредиты) Сбербанк, пользуясь фактором лояльности населения, может совсем неплохо зарабатывать.

И тут поневоле начинаешь искать другую причину. Она может заключаться в изменении приоритетов. Именно под этот процесс режутся расходы на направлениях, которые теперь приоритетами не считаются. Что есть приоритеты Сбербанка? Первое — быть заодно с государством, принимать участие в его затеях, будь то кредитование кого надо по сниженным тарифам или прямое исполнение одобренных руководством инвестиционных проектов. Второе — упомянутые финансовые скрепы, которые должны обеспечивать единство страны. Очевидно, что вторая задача становится менее приоритетной, чем первая. Иными словами, регионы «кинули».

В самом деле, владельцами всех восьми офисов, которые покидают отделения Сбербанка, являются органы власти (какого уровня, не сообщается). Предположить, что Сбербанк не в состоянии договориться с властями, совершенно невозможно (мало ли Сбербанк оказывает властям услуг). Тем более что филиалы других «обнищавших» банков, но коммерческих (упоминаются Альфа-Банк и Промсвязьбанк) с собственниками зданий (тоже коммерсантами) все-таки договорились.

Но если убыточные отдаленные отделения не являются больше приоритетом, потому что задача финансового скрепления страны более не стоит (и нет смысла торговаться с местными властями), выходит, что иные регионы окажутся без банковских услуг вообще. Ведь конкурентов Сбербанку давно выбили. Говоря о Сибири и Урале, можно предположить, что нишу могли бы занять китайские банки. Китай рассматривает Сибирь как территорию своих интересов, и я не удивлюсь, если финансово скреплять российские провинции примутся именно китайцы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции