В России, стране с непредсказуемым настоящим, прошлым и, само собой, будущим, трудно делать прогнозы. Еще труднее верить российским чиновникам — они ведь сами не знают, что будет завтра и как им прикажут трактовать «вчера» и «сегодня». Но есть ситуации, когда и точный прогноз возможен, и словам чиновников веришь.

Узнав утром 20 мая об отзыве лицензии у банка «Транспортный» ( 91-й банк по размеру активов на 1 апреля 2015 года, по данным Банки.ру, причем с марта он поднялся вверх сразу на шесть мест), российские СМИ с цифрами наперевес дружно стали строчить страшилки о конце фонда страхования вкладов. Считали так: по состоянию на 30 марта 2015 года в фонде оставалось 69 млрд рублей. С того момента ЦБ отозвал лицензии сразу у 11 банков, что требует примерно 30 млрд рублей на компенсации вкладчикам в рамках гарантированного страхового покрытия. Еще почти 40 млрд рублей понадобится на страховые выплаты вкладчикам «Транспортного», что станет абсолютным рекордом за все время работы Агентства по страхованию вкладов. Но вместе с «Транспортным» лишились лицензий еще два небольших банка, на их вкладчиков тоже надо потратить пару миллиардов. Отсюда вывод: баста, денег в фонде страхования вкладов нет.

Что не так в этой безупречной вроде бы арифметике? Прежде всего, косвенное допущение, будто Банк России и АСВ не умеют считать на уровне журналистов деловых СМИ. Что регулятор, решая, отзывать или не отзывать лицензию у банка «Транспортный», не посмотрел, сколько денег остается в фонде АСВ и какова сумма застрахованных вкладов в убиенном банке. И заодно забыл, когда в ФСВ поступают квартальные взносы от банков. Что фонд АСВ, сразу объявивший о сроках выплат вкладчикам «Транспортного» и других свежепреставленных банков, запамятовал, что у него кончились деньги.

На сей счет есть и официальные заявления заинтересованных сторон. В фонде страхования банковских вкладов достаточно средств для осуществления всех полагающихся вкладчикам выплат, заверил РБК официальный представитель АСВ. По его словам, в ближайшее время в фонд поступят квартальные взносы банков — участников системы страхования вкладов в размере 18,8 млрд рублей.

Еще более определенно высказался министр финансов Антон Силуанов: «Никаких проблем с фондированием Агентства по страхованию вкладов я не предвижу. АСВ может брать кредит у Центрального банка по мере возникновения необходимости практически в режиме реального времени» (сроком до пяти лет — добавим мы от себя). «Поэтому ситуация, когда у агентства не хватит денег, исключена», — пояснил глава Минфина.

Почему в данном случае словам министра финансов и представителей АСВ можно безоговорочно верить? Парадокс, но явное увеличение интенсивности отзывов лицензий у кредитных организаций в последние два месяца (в том числе у двух достаточно крупных банков, «Транспортного» и «Судостроительного») стало не индикатором серьезных проблем в банковской системе, а признаком некоторого улучшения финансовой и экономической ситуации в стране. Когда было совсем худо, и лицензий отзывалось меньше, и крупные банки не попадали под высшую меру наказания — их отправляли на санацию.

Но дело не в том, что чиновники и банкиры начали осторожно говорить о некоторой финансовой стабилизации и о том, что острая фаза экономического кризиса пройдена. (Этим словам как раз доверия немного: один зажигательный политический маневр России в духе прошлогодних — и все в экономике начнет сыпаться с новой силой.) Дело в том, что система страхования вкладов подобна хлебу в магазинах — это из тех рубежей, которые любая минимально ответственная власть держит до последнего. Государство может пойти на изменения в системе страхования вкладов, которые стали активно обсуждаться в последнее время. Например, платить 90% вклада в рамках страхового покрытия или не платить проценты. Но государство не может позволить себе отменить эту систему или сделать так, что АСВ разорится. Создание системы страхования вкладов — из тех решений, что в принципе не имеют обратной силы для власти, принимающей такое решение.

Поэтому фонд страхования вкладов при нынешней системе будет той самой мертвой царевной, для которой у государства всегда найдется живая вода. Туда поступят текущие взносы от банков. Если не хватит, Банк России даст кредит. Если понадобится, туда вольют деньги из бюджета или Резервного фонда.

Про крупные системообразующие банки говорят: «Слишком большой, чтобы упасть». Про фонд страхования вкладов можно сказать: «Слишком важный, чтобы упасть». Такие фонды обычно падают только вместе с государством.