Постепенное ухудшение экономической ситуации в стране дает россиянам шанс стать гибче, умнее, рациональнее и эффективнее. Но тем, кто не пользуется этой возможностью, а механически снижает качество жизни, не позавидуешь.

На днях на сайте РБК вышел материал под зажигательным заголовком «Реальный рост цен оказался вдвое меньше официального». Даже если не читать текст, понятно, что автор заголовка, мягко говоря, лукавит — российское правительство имеет основания занижать темпы роста цен, но уж точно не завышать, да еще и вдвое. И действительно: речь в исследованиях «Ромира», Сбербанка и других организаций, ставших основой для материала, идет не о ценах, а о расходах на потребление. Они действительно растут медленнее потребительской инфляции, и это хорошо.

Приятно, когда твои прогнозы и предположения сбываются. В колонке от 15 января «Пора завязывать с пирожными» (вызвавшей бурное обсуждение страдающих из-за подорожавшего фундука читателей) я писал, что, несмотря на не очень катастрофический рост цен, людям стоит начать менять потребительские привычки (цитирую): «отказываться от излишеств, заменять покупаемые товары аналогичными, но чуть более дешевыми, меньше денег тратить на дорогие и объективно ненужные услуги, не покупать новый айфон только потому, что он новый». Панельное исследование «Ромира» (не опрос, а отслеживание покупок в отобранных семьях) именно это и показало: домохозяйства оптимизируют расходы, покупая более дешевые товары.

«Более дешевые» — не всегда худшие, чем более дорогие. В цене товаров известных брендов существенная доля (десятки процентов) — компенсация расходов на рекламу. Фактически люди платят тысячи рублей каждый месяц не за товар, а за то, что их убедили купить этот товар. То же относится и к замене одних товарных групп в корзинах покупателей на другие: если есть меньше колбасы и больше овощей, отказаться от сладкой газировки в пользу минералки и пожалеть денег на пиво и чипсы, то организм только спасибо скажет. А расходы вырастут не так сильно. Кроме того, как показывают данные розничных сетей, покупатели больше внимания уделяют скидкам и распродажам, делая «точечный» выбор, а не сметают с прилавков все подряд. Наконец, снижение физического объема потребления тоже в первую очередь говорит о повышении его эффективности, так как люди сначала отказываются от товаров, которые пролежат без дела неделю-другую, испортятся и будут выброшены в мусорное ведро.

Замечу, что пока для большинства населения речь не идет о «затягивании поясов», недоедании и прочих ужасах нищеты, чтобы ни писали комментаторы под этой (и январской) колонкой. Со статистикой не поспоришь: сокращение потребления в среднем исчисляется единицами процентов и оказывает на людей больше психологическое влияние, чем физическое.

В конечном итоге, разумное отношение к потреблению, понимание ценности еды и других «товаров повседневного спроса», умение делать правильный выбор по соотношению цена/качество — крайне полезные навыки. Проблема в том, что не все идут по этому пути. Большинству людей лень думать, лень тратить даже немного усилий на поиск эффективного решения. Им проще снизить требования к качеству потребляемых товаров и механически перейти на первые попавшиеся более дешевые варианты. Естественно, такой подход снижает качество жизни, вызывает объективные проблемы и субъективное недовольство ситуацией. В целом это тоже хорошо: рано или поздно даже эти люди поймут, что их проблемы с едой, одеждой и техникой связаны не с гей-парадами в Берлине, а с качеством госуправления в собственной стране (что «эффективная» группа давно понимает). Но жить до этого момента озарения им будет куда неприятнее и сложнее, чем «эффективным».

Если банковский и валютный кризисы — лучшие учителя финансовой грамотности для широких слоев населения, то нынешнее ухудшение состояния потребительского рынка — отличный повод научиться быть гибче, умнее, рациональнее и эффективнее. Тем более что текущий «режим обучения» весьма мягок. Когда начнется реальная борьба за выживание в условиях экономического краха, учиться будет поздно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции