Правительство и Банк России, по сути, признали: в нынешней ситуации в стране и мире их способность что-либо планировать даже на пару месяцев вперед, не говоря уже о более долгом сроке, примерно равна нулю. Вопрос в том, удастся ли сделать хаос, который стал нашей новой стабильностью, хоть сколько-нибудь управляемым. И не вешать пропагандистскую лапшу на уши. Ни нам, ни себе.

Впервые с декабря 2014 года у Банка России не осталось ни малейших оснований понижать ключевую ставку. Ставка напрямую зависит от инфляции, а инфляция из-за очередного падения рубля в июле — августе опять растет. Ослаблять рубль очередным, шестым подряд, понижением ключевой ставки тоже не очень-то и хотелось — он и без того прекрасно ослабляется. Правительство официально внесло в Госдуму законопроект о формировании бюджета на один год, который заодно предусматривает отказ от бюджетного правила, ограничивающего бюджетные расходы. Куда уж их ограничивать, когда денег в стране не хватает все сильнее. Вот только две новости последней недели: на кирпичном заводе в Тульской области рабочим заплатили зарплату... кирпичами. Логично, чем же еще? Работникам медицинских учреждений Забайкальского края перестали платить вовсе.

Сейчас отказ правительства от планирования бюджета на три года подается чуть ли не как сенсация. Хотя еще в прошлом году президент отказался от оглашения традиционного ежегодного Бюджетного послания, в котором обычно излагаются финансовые приоритеты государства на ближайшие два-три года. Потому что нет этих приоритетов: говорить о росте расходов на оборону при их реальном сокращении на образование, культуру, науку, невозможности индексировать зарплаты бюджетников, пенсии и социальные пособия на реальный размер инфляции (как это обязалось делать государство) власти не очень удобно. Тогда придется признать, что главный наш финансовый приоритет — война. А мы ведь, по официальной версии, ни с кем не воюем. И даже не собираемся.

Если вам кажется, что отмена бюджетного правила, переход с трехлетнего бюджета на однолетний или ключевая ставка не имеют к вам лично никакого отношения, влияют на вашу единственную и неповторимую жизнь не больше, чем засуха в Буркина-Фасо, вы сильно ошибаетесь. Не только вы в последние полтора года «почему-то» стали больше тратить, даже сократив потребление. Не только вы «почему-то» меньше зарабатываете, даже если у вас не снизилась или повысилась номинальная зарплата. Государство тоже. Более того, государство, как и вы, теперь совершенно не представляет, сколько сможет заработать завтра и послезавтра. И сколько ему придется тратить. И сколько что будет стоить.

Невозможность снижать ключевую ставку прямо сейчас и планировать дольше чем на год (и на год, на самом деле, вряд ли получится, бюджет-2016 почти наверняка придется корректировать, как изменили до неузнаваемости первый вариант бюджета-2015) — это и есть признаки хаоса в жизни государства. Эти признаки точно такие же, как и в нашей с вами жизни: мы не знаем, что будет завтра с нефтью-рублем-работой-доходами, и государство не ведает.

Правительство РФ должно проводить ответственную экономическую политику, соразмерную имеющимся возможностям, и в текущей сложной ситуации бюджет на 2016 год должен быть реалистичным — надо экономить деньги «по всем фронтам», заявил на днях премьер-министр Дмитрий Медведев. «Экономить по всем фронтам» — возможно, самые точные слова, которые когда-либо произносил третий президент России. Именно «экономить» и именно «по всем фронтам» — мирная спокойная экономическая жизнь страны, которая хотела быть частью мировой экономики и потихоньку богатела (олигархи, правда, не потихоньку, а громко и очень быстро) в «сытые нулевые», кончилась. Кругом «фронты». Нефтяные доходы России за семь месяцев 2015 года уменьшились по сравнению с таким же периодом 2014-го на 42%. Товарооборот за первое полугодие упал на 8,1%: такого сильного падения в постсоветской истории России не было вообще ни разу. Ни в «лихие 90-е», включая кризис 1998 года, ни во время глобального кризиса 2008—2009 годов.

Не зная, чего ждать дальше, в том числе от российской внешней и внутренней политики, правительство заранее пишет для себя страшилки: вдруг черт окажется не так страшен, как его малюют. Министерство экономического развития только что внесло в правительство окончательную версию текущего экономического прогноза («Основные параметры прогноза социально-экономического развития РФ на 2016—2018 годы»), на основе которого будут писать тот самый однолетний бюджет-2016. В этом прогнозе впервые за долгое время нет трех сценариев — оптимистического, пессимистического и базового, а есть один-единственный. Он очень печален: цена на нефть в IV квартале в среднем 38,7 доллара за баррель (тут особенно трогательно, что цифра не «круглая», это, видимо, должно добавлять ей реалистичности — вот, мол, как точно подсчитали, не 40, а 38,7) и доллар не дешевле 70 рублей до конца года. Причем оба этих показателя существенно хуже, чем сейчас.

Главное отличие нового прогноза и версии от 19 августа — измененные базовые условия. Сценарий боевика превратился в сценарий фильма ужасов. В базовой версии в августе цена на нефть, учитываемая в прогнозе, росла с 52 долларов за баррель в 2015 году до 55 долларов в 2016-м и 60 долларов в 2017-м. В финальной базовой версии цена нефти в 2015—2016 годах зафиксирована на уровне 50 долларов за баррель и растет до 55 долларов в 2017 году и 60 — в 2018-м. То есть «три года счастья не видать». Исходя из этого «нефтяной шок» августа 2015 года Минэкономики предлагает считать не закончившимся.

Причем правительство, несмотря на все свои прогнозы, не знает, что будет даже в самое ближайшее время. Все эти прогнозы — даже не попытка угадать, а желание перестраховаться. Причем прежде всего от того хаоса, который в общую картину мировой экономической неопределенности — непонятно, куда заведут те же мировые цены на нефть китайский экономический кризис (а он все вероятнее), война с ИГИЛ, — добавляет российская политика. В бюджет-2014 года никто не закладывал Крым и войну в Донбассе. В бюджет 2015-го — контрсанкции и резкое усиление нашей военной помощи Сирии. Авторов бюджета 2016 года тоже не предупредят о тех военно-политических сюрпризах, которые делают все наши экономические прогнозы смесью фильма ужасов и комнаты смеха.

Россия вступила в такую стадию развития, когда никто не представляет, что будет завтра, когда кончится кризис и как из него выходить. Только и можем нарисовать ключевую ставку. Написать какой-нибудь бюджет. Хотя бы на год. Просто потому, что по закону совсем без бюджета государству нельзя.