Отзыв лицензии часто уничтожает вполне достойный банковский бизнес. Например, у Мастер-Банка был качественный процессинг, обслуживавший 260 банков. Отзыв лицензии привел к остановке процессинга, из-за чего их клиенты потеряли возможность совершать операции по своим картам. Начались набеги вкладчиков на банки, вызвавшие многочисленные отзывы лицензий и банковский микрокризис.

Кроме того, у Мастер-Банка была разветвленная сеть продаж, а по количеству банкоматов (более 3 тыс.) он занимал четвертое место в России. После отзыва лицензии простаивали многие месяцы офисы Мастер-Банка, в том числе расположенные на «золотой земле» в пределах Садового кольца. До сих пор простаивает офис «Замоскворечье» по адресу: Пятницкая улица, 2/38, стр. 1–2. А ведь в ноябре будет уже два года с момента отзыва лицензии у Мастер-Банка.

Другой пример – Банк24.ру и Пробизнесбанк. Кредитные организации предлагали удобное обслуживание предприятиям малого и среднего бизнеса, широкую линейку банковских продуктов.

Санация может обходиться государству гораздо дороже отзыва лицензии. Пример – санация Мособлбанка. АСВ уже предоставило этому банку займы в размере 129,2 млрд рублей на десять лет под 0,51% годовых, причем еще 55 млрд рублей может быть выделено дополнительно. Санируемый банк превращается в бездонную бочку для казенных денег. Между тем отзыв лицензии стоил бы государству менее 20 млрд рублей – на 1 мая 2014 года сумма отраженных в отчетности вкладов в этом банке составляла 19,5 млрд рублей.

Всего на 1 августа АСВ предоставило займы банкам на сумму 0,8 трлн рублей. В санируемых банках на 1 августа было сконцентрировано 5% активов банковского сектора России на сумму 3,7 трлн рублей и 29% корпоративной просроченной задолженности на сумму 0,5 трлн рублей.

Отзыв лицензии ведет к уничтожению банковского бизнеса, часто вполне качественного и работоспособного. А санация может быть слишком затратна для государства. Нужен механизм очистки банковского сектора, не столь разрушительный, как отзыв лицензии, и не столь дорогой, как санация.

Как можно решить эту проблему? Путем изменения механизма санации. Причем необходимо одновременное применение методов bail in и bail out, то есть оздоровления банка как за счет государства, так и за счет его кредиторов и собственников.

Вместо отзыва лицензии банк реструктурируется – например, создается «плохой» банк, которому передаются все проблемные активы банка и все обязательства, за исключением тех, что непосредственно связаны с той частью бизнеса, которую целесообразно сохранить.

В 2010 году Parex banka был реструктурирован с образованием нового банка Citadele. Новый банк получил хорошие активы, проблемные активы остались в Parex banka. Аналогичную схему собирается использовать ВТБ, который санирует Банк Москвы. Банк Москвы может быть разделен на «хороший» банк — М Банк (благо это название освободилось после отзыва лицензии у одного из банков группы Анатолия Мотылева) и на «плохой».

«Плохой» банк санируется, а «хороший» при благоприятной конъюнктуре продается, средства от его продажи направляются в «плохой» банк. В «плохом» банке используется методы bail in и bail out — займы АСВ сопровождаются списанием части обязательств банка. Достоинство такого подхода – в преемственности, здоровый бизнес не останавливается и не уничтожается.

Второй вариант, при котором исходный банк делается «плохим», то есть хранилищем проблемных активов, а хорошие активы выводятся в новый «хороший» банк, представляется более травмирующим для банковского бизнеса.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции