Накопительные пенсии в России, похоже, заморозят навсегда и на их месте создадут какие-то новые. Все очень по-российски: государство пишет правила игры, заставляет играть по ним людей, само перечеркивает эти правила и тут же берется сочинять другие. Спрашивается, можно ли доверять такому государству свои деньги?

Обычно любой человек, занимающий должность первого заместителя председателя Банка России, не говорит ничего, что напрямую касалось бы обычных людей. Нас с вами. Ключевая ставка, размеры «дыр» в балансах банков с отозванной лицензией, даже черный список банкиров, в котором, как недавно выяснилось, более 4 тыс. душ (четыре батальона, если переводить на модную у нас нынче военную логику), все-таки не затрагивают жизнь обычных россиян напрямую. Но иногда из этого правила бывают исключения.

Первый зампред ЦБ Сергей Швецов в кулуарах Биржевого форума Московской биржи рассказал журналистам, что Банк России ни много ни мало сочиняет новую схему пенсионного обеспечения граждан, альтернативную существующей накопительной модели. «Мы сейчас работаем над новой схемой, мы пока не готовы ее озвучить, но я думаю, что в ближайшие месяцы это сделаем. Я думаю, что полностью добровольной она быть не сможет, все равно будет какой-то вариант стимулирования либо граждан, либо предприятия откладывать деньги в негосударственные пенсионные фонды», – цитирует Швецова Интерфакс.

Конечно, идея создать альтернативную накопительную пенсионную систему немного напоминает советский анекдот про старого еврея, который хочет эмигрировать и беседует с работником отдела виз и регистраций. Спрашивает у собеседника, куда бы ему лучше уехать на ПМЖ. Хочет в одну страну, но там антисемитизм. Хочет в другую, но там война и теракты. Хочет в третью, но там бедность. И тогда он спрашивает: «Скажите, у вас нет другого глобуса?» Но самое замечательное – даже не сама попытка создать новую добровольно-принудительную систему пенсий в России на руинах только формирующейся (притом что «руинировало» нынешнюю систему само государство), а мотивировка затеи.

Швецов искренне расстроился из-за очередной заморозки пенсионных накоплений россиян: «жаль, что основной долгосрочный ресурс оказался замороженным еще на один год». А теперь — внимание — это говорит официальный представитель монетарных властей: «Учитывая, что это третий раз подряд, думаю, вероятность, что это решение не будет перманентным, резко снизилась. Надо думать о том, как перестраивать систему исходя из реалий, которые сегодня есть». Представитель государства уверен, что государство трижды обмануло граждан (а заморозка пенсионных накоплений, что бы там кто ни говорил, это обман людей) и готово обмануть их уже окончательно. Только почему вдруг такая же судьба не постигнет ту новую систему, которую придумает Банк России?

8 октября правительство вместе с бюджетом обсуждало новый макроэкономический прогноз на ближайшие три года. Если пересказывать его коротко и своими словами, чтобы не слишком сильно огорчаться от просмотра циферок, получается как-то так: доходы населения продолжат падать, плохой 2014 год наша экономика сумеет повторить не раньше 2018-го. Чтобы вы раньше времени не радовались, до этого самого 2018 года, по версии Минэкономики, у нас будет не лучше, а хуже, чем в 2014-м. Доля России в мировой экономике продолжит сокращаться. А к нашей теме тут относится вот что: мораторий на накопительные пенсионные взносы вместе с сохранением жестких условий кредитования станет причиной затягивания инвестиционного спада еще на год. У будущих пенсионеров отнимают накопления, чтобы финансировать то новый внезапно появившийся российский регион, то очередную войну. Ни люди не зарабатывают, ни инвестиции в экономику не идут.

И в таких условиях Минфин обещает нам выпустить новые облигации федерального займа для народа. Занять у граждан на хиреющий бюджет. Мол, подайте любимому честному государству, которое только что трижды подряд обмануло вас с накопительными пенсиями, отказывается от своего обещания индексировать социальные выплаты, пенсии и зарплаты бюджетникам на размер реальной инфляции и собирается прекратить индексацию материнского капитала.

Облигации федерального займа для граждан очень любили выпускать в Советском Союзе, преимущественно при Сталине и немного при Хрущеве. Потом эти советские бумаги, не стоившие уже совсем ничего, просто как памятники эпохи, как какой-нибудь пионерский значок или вымпел передовика производства, хранились у бабушек в комодах в красных кумачовых тряпках. Подобных займов в СССР было не меньше 12. Были они не добровольные, а принудительные. И государство ни разу не заплатило по ним честно. А потом был еще распад СССР, вместе с которым распалась банковская система с республиканскими отделениями Сбербанка по всей стране. И там погорели деньги тех граждан, которые доверили свои сбережения государству. Вернуть удалось далеко не всё и далеко не всем.

Так что обманывать нас государству не впервой. Да и нам пора бы уже привыкнуть. Возможно, поэтому в России по всем опросам так много людей, которые считают, что не обязательно платить налоги и можно не погашать кредиты. Так и живем. Соревнуемся, кто кого лучше обманет: мы государство или оно нас.