Власти на самом высоком уровне признали, что у нас не кризис, а, как теперь принято говорить, «новая реальность». Менять эту реальность к лучшему государство не собирается. Зачем? Нет кризиса — нет и антикризисных планов. А вся непредсказуемость отныне сводится к тому, какой еще шок для экономики придумает политика.

Выступая с ежегодным посланием Федеральному собранию, президент Владимир Путин заявил, что ожидать скорого резкого отскока нефтяных цен вверх и отмены санкций против России (а теперь уже и российских санкций против Турции) не приходится. «Мы должны быть готовы к тому, что этот период затянется надолго. Сегодняшних благоприятных возможностей завтра может уже не быть», — сказал президент. То есть нынешние возможности — доллар вдвое дороже, чем в начале 2014 года, инфляция минимум 12% годовых, падение доходов населения на 10%, розничного товарооборота более чем на 11%, внешней торговли на треть — видимо, считаются благоприятными. «Завтра может быть хуже», — практически открытым текстом говорит глава государства. И в этом случае ему трудно не верить.

По словам президента, «неприемлемо просто ждать, пока повысятся цены на нефть». Хотя год назад нам ровно это и предлагалось — ждать в надежде, что мировые цены на нефть восстановятся в течение двух лет и кризис рассосется сам собой, как рубец от операции после пассов экстрасенса. Тогда под восстановлением подразумевались уровни в районе 100 долларов за баррель нефти марки Brent. А в октябре прошлого года президент и вовсе обещал мировой экономике — всей, не только российской — крах при цене нефти в 80 долларов за баррель. В день оглашения нынешнего ежегодного президентского послания баррель Вrent колебался вокруг 43 долларов.

Хорошая новость в том, что никакого мирового и, что главное для нас, российского экономического краха пока нет. Банки худо-бедно работают. Трамваи ходят. Хлеб в магазины подвозят, несмотря на новый философский камень под названием «Платон», которым государство решило подбить торговлю, неожиданно зайдя через дальнобойщиков. «Ситуация в экономике сложная, но не критическая, видны позитивные тенденции», — как сказал в послании президент. Среди этих «позитивных тенденций» — сокращение оттока капитала (есть, правда, серьезные опасения, что главная причина этого сокращения в уменьшении самого капитала), замедление инфляции (в основном из-за падения спроса) и стабилизация курса рубля (в районе 65 рублей за доллар, хотя еще весной мы радовались укреплению до 50, после того как ужасались падению до 40).

Но есть и плохая новость. Государство не просто перестало верить, что скоро станет лучше. Оно еще и решило особо не напрягаться по этому поводу. В бюджете на 2016 год в принципе нет антикризисного плана — только антикризисный фонд на 150 млрд рублей. Много это или мало? Для сравнения: только в одном ноябре монетарные власти израсходовали на покрытие текущего дефицита бюджета 350 млрд, продав для этих целей 2,39 млрд долларов, 2,22 млрд евро и 0,35 млрд фунтов стерлингов из Резервного фонда со счетов Банка России.

Банк России, представивший 2 декабря первый в истории трехлетний проект развития финансового рынка, не просто очень обтекаемо выражает свои намерения, но еще и сообщает, что видит риски эскалации экономических санкций в отношении России. Регулятор прямо так и пишет в своем opus magnum: «При подготовке настоящего документа принималась гипотеза о том, что санкции, действующие в настоящее время в отношении России по геополитическим причинам, не будут отменены, а котировки нефти будут колебаться вблизи существующих значений. В то же время существует риск эскалации санкций, что может негативно повлиять на возможность реализации предлагаемых мероприятий». Рефрен тот же, что и в послании президента: «завтра может быть еще хуже». И еще один: «мы бессильны».

В общем, нам предлагают радоваться тому, что есть, и считать это «позитивными тенденциями» в экономике. Упадет ВВП за год не на 4%, а на 3,7% — круто. Курс доллара 67 рублей, а не 80 или 100 — великолепно. Народ ожидает (по опросам) инфляции в 2016 году выше 15%, а она окажется «всего» 12% — жизнь удалась. Пенсии не удается индексировать на уровень инфляции — хорошо, что их еще платят. У банковской системы мизерная прибыль – скажите спасибо, что она вообще есть.

Нефть подкачала и расти в цене пока не собирается. Да если вдруг и вырастет, все равно вряд ли раза в два-три. Тут вот The Wall Street Journal подсуетилась и спросила о цене на нефть в 2016 году у аналитиков 11 ведущих банков мира. По их мнению, Brent не поднимется выше 60 долларов за баррель по крайней мере до IV квартала следующего года. На 2017 год эксперты прогнозируют цену на Brent 67 долларов за баррель. Средняя цена нефти, по мнению этих экспертов, в 2016 году составит 57 долларов за баррель. При этом еще несколько месяцев назад те же банки, опрашиваемые WSJ, прогнозировали среднюю цену на нефть в 2016 году 70 долларов за баррель, однако с тех пор постоянно понижали свой прогноз.

Даже если аналитики ошибутся в «нашу сторону», в нынешней ситуации принципиально ничего не изменится. Мы и при 100 долларах за баррель уже не могли балансировать бюджет, а экономика прекращала расти и начинала скатываться в стагнацию. К тому же, судя по нашим же словам, в мире «нас никто не любит». Они нас санкциями, мы их санкциями. На дворе снова «интересное время» из знаменитого китайского проклятия. Мы опять живем внутри «большой истории». Нормальному развитию, росту доходов населения, научным открытиям, революционным бизнес-решениям и просто честному бизнесу в этой большой истории находится все меньше места.

В общем, чуда, которое помогло бы нам улучшить ситуацию в экономике, в обозримом будущем ждать не приходится. Или, наоборот, остается уповать только на чудо.