Ежегодно умирают около 2 млн россиян. Многие из них оставляют наследникам не только квартиры, машины и деньги, но и долги. Причем иногда долг превышает стоимость имущества. А о существовании долга наследник может узнать от ласковых коллекторов лишь через несколько месяцев после принятия наследства. Вот такая западня.

Третья часть Гражданского кодекса РФ, регулирующая, в частности, вопросы наследования, вступила в силу в 2002 году, еще до начала бума на рынке розничного кредита. Поэтому неудивительно, что многие важные вопросы регулирования взаимоотношений между наследниками заемщика и его кредиторами не нашли отражения в ГК.

Например, возникает следующая коллизия. С одной стороны, принимая наследство, наследник принимает на себя и обязанности наследодателя. В том числе и обязательства по кредитному договору. Вот что об этом сказано в пункте 1 статьи 1112 ГК РФ: «В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности».

В пункте 34 постановления пленума Верховного суда РФ от 29 мая 2012 года № 9 содержится важное разъяснение: «Наследник, принявший наследство, независимо от времени и способа его принятия считается... носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество и ее момента...».

С этой точки зрения наследник должен оплатить кредитору не только тело кредита, но также все проценты и пени, в том числе возникшие уже после смерти наследодателя.

С другой стороны, как правило, возникает большой временной разрыв между смертью наследодателя и принятием наследства наследниками — как правило, полгода, но может быть и больше. Кроме того, наследники могут и не знать о задолженности наследодателя, тогда как кредитору предоставляется три года, чтобы предъявить свои требования к наследникам, принявшим наследство. Вот что об этом говорит пункт 3 статьи 1175 ГК РФ: «Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований».

В это время кредиты, как правило, не обслуживаются — копятся не только проценты, но также пени и штрафы. О процентах за этот период еще можно поспорить, но штрафы явно несправедливы: нельзя же наказывать человека за то, чего он не совершал.

Поэтому разумно на период между смертью наследодателя и принятием наследства остановить процесс начисления штрафов и пеней. Что касается процентов, было бы разумно начислять их в этот период по какой-то льготной ставке, например по ключевой ставке ЦБ. Но и не начислять — тоже неразумно: ведь банк платит за средства, которые он предоставил в кредит. Хотя некоторые банки по доброй воле соглашаются на этот период не начислять не только штрафы, но и проценты.

Я описал только одну из проблем, возникающих из-за несовершенства законодательства о наследстве. Есть проблемы, которые бьют не только по наследникам, но и по банкам. Им тоже невыгодно вступать в длительные судебные тяжбы с наследниками.

Неурегулированность вопросов взаимоотношений между наследниками и кредиторами наследодателей создает дополнительные риски для банков при кредитовании пожилых людей. Поэтому многие банки ограничивают возраст заемщиков, причем ограничения усиливаются по мере роста суммы кредита.

Необходимо внести существенные изменения в Гражданский кодекс РФ, учитывающие внезапно возникший для законодателей рынок розничного кредита.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции